Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
Название: Рейс "Земля - Зелёные Холмы"
Фэндом: Соник Икс
Персонажи: фанаты
Рейтинг: детский
Статус: замёрз

Рейс «Земля - Зелёные Холмы».

1. Это мысль!

А ливень сегодня – просто ужас! Весь октябрь на небе – ни облачка, а на этот раз погода взбесилась. Лазурную твердь закрыли такие тучи, что невольно напрашивалась мысль об апокалипсисе. Вот только пока ни один ангел не протрубил, так что можно жить спокойно. Или всё-таки небесный житель издал сей судьбоносный звук, да только мы не слышим, погрузившись в свои повседневные заботы и сухие мысли?
Может быть, какой-нибудь толстый поп в длинной чёрной рясе уже начал замаливать свои грехи в предчувствии скорого наступления страшного Суда, но только не наш герой. А чего ему бояться? Сидит себе за столиком в маленькой местной забегаловке и вертит в руках зубочистку. Этот высокий зеленоглазый парень с чернющими подстриженными «ёжиком» волосами уже полчаса пребывает в таком положении и, как видимо, не собирается ничего заказывать. Взгляд посетителя кафе устремлён в одну гипотетическую точку, а меж бровей пролегла вертикальная складка. Если учесть ещё и нервное подрыгивание ногой, к которому приплюсовываются манипуляции с зубочисткой, для которых она явно не предназначена, то можно сделать вывод, что этот парень чем-то обеспокоен.
Вдруг описанный выше индивидуум перевёл свой взгляд на стеклянные двери кафешки и подскочил так, что чуть не выпрыгнул из джинсов. Но затем он снова сел на место и принял то положение, в котором недавно пребывал, стараясь не показывать, что взволнован.
Стеклянная дверь медленно отворилась, и в проёме появился зонт и огромный дутый пуховик, внутри которого, вероятно, кто-то был. Человек в пуховике попытался пройти внутрь, не складывая средства для укрытия от дождя, но так как диаметр этого изобретения человечества был явно больше, чем требовалось для благополучного исхода затеи, то сдавшаяся личность как попало скрутила зонт и вошла. Но на этом беды не кончились: ручка на внутренней стороне двери была прикреплена неудачно, что и позволило ей зацепиться за одеяние вошедшего и несколько замедлить его продвижение к заветной цели. Дёрнувшись вперёд и, не оборачиваясь, рефлекторно сказав «извините», человек направился к гардеробу, где, наконец, снял свой необъятный пуховик. Перед нами предстал среднего роста паренёк весьма неухоженного вида: светлые волосы были зачёсаны «как с утра легло», серые штаны украшало жёлтое пятно, а из-под оранжевого свитера в разномастных заплатах выглядывал воротничок зелёной клетчатой рубашки. Сей образ завершали огромные круглые очки в толстенной пластмассовой оправе чёрного цвета, сохранившиеся, видимо, ещё со времён Советского Союза.
Описанный выше человек осмотрелся и, заметив жгучего брюнета с лукавыми зелёными глазами, прямиком направился к нему.
- Привет, Очкарь, - бесстрастно поздоровался последний. – Ты говорил, что у тебя важные новости.
- Да, да, именно так, Крутой! – торопясь и от этого заикаясь, тараторил тот, кого назвали Очкариком. – Это просто невероятно важные новости! Начнём с того, что...
- Стой, - перебил его брюнет. – Дождёмся остальных. Вот тогда и расскажешь.
- Хорошо, - ответил неопрятный, вытаскивая из-за пазухи какие-то свёрнутые листы, как видимо, относящиеся к делу.
Крутой знал, что Очкарь любит книги... Много книг... И они являются смыслом его жизни.
Следующим в дверь попытался войти голубоглазый парень, рыжие волосы которого были заплетены в африканские косички. Этот сразу же сложил зонтик, но – вот незадача – во время попытки проникновения внутрь заведения он держал свой зонт горизонтально, что, в свою очередь, помешало ему справиться с поставленной задачей. Рассердившись то ли на себя, то ли на зонт, рыжий швырнул последний в фойе, вызвав этим негодование гардеробщицы и удивление посетителей кафе. Последовав за зонтом, парень по примеру белобрысого неряхи зацепился за злополучную дверную ручку, и, выругавшись, пнул дверь, после чего спокойно подобрал зонт, сдал одежду и присоединился к товарищам.
- Ну, Диблоид, ты как всегда в своём репертуаре! – с ухмылкой приветствовал его Крутой.
- И не говори, - с непонятно чем вызванной гордостью поддакнул тот, присаживаясь между парнями на свободную табуретку.
Крутой знал, что Диблоид обожает экстремальные виды спорта, слушает реп и неплохо танцует брейк-данс.
После этого минут пятнадцать в дверь никто не входил. По истечении указанного времени в проёме появилась фигурка, легонько толкнувшая дверь, чтобы та отворилась. Это была высокая длинноногая блондинка с голубыми глазами и вьющимися волосами длиной до пояса, одетая в мини-юбку и коротенькую красную курточку с меховой оторочкой. На ногах – ботфорты на огромной шпильке. Девушка прежде, чем войти, аккуратно сложила свой зонтик, положила его в специальный чехол, чехол – в целлофановый пакетик, а пакетик перевязала розовой ленточкой, завязав её на двойной бантик. Пытаясь войти, она опять же столкнулась с проблемой дверной ручки, и, нецензурно посетовав на порванные колготки, виляя бёдрами, направилась сдавать вещи, в процессе чего десятикратно попросив гардеробщицу быть поаккуратнее с курткой, шапочкой и т.д. Разобравшись с вещами, девушка избрала тот же курс, что и парни, вошедшие до неё. Она с силой отпихнула Диблоида, придавая своим движениям максимум кокетства, и уселась на освободившийся стул, предварительно приблизив его к стулу, на котором сидел Крутой.
- Привет, мальчики! – пропищала девушка, отправив обезоруживающую улыбочку начавшему было кипятиться Диблоиду, отчего тот простил девчонку и уселся рядом с Очкариком.
- Привет, Розочка! – ответил ей последний.
Крутой знал, что эта белокурая девица совершенно не разделяет интересы их общества, а состоит в нём лишь для того, чтобы «заарканить» его, Крутого, чего парень явно не желал даже при всей прелести немного развратной девицы.
- Ну, Очкарь, ты чего-то хотел сказать? – начала Розочка. – Так говори же, не тяни!
- Ещё не все пришли. – заключил Крутой, дав этим понять, что не одобряет предложение блондинки.
- А кого тебе ещё надо? – с долей обиды ответила она.
- Кляксы нет, - пояснил зеленоглазый. – А без неё мы не можем начать.
- Но прошло уже пятнадцать минут... – несколько жалобно вставил Диблоид, который уже не мог больше ждать. – Может, она не придёт...
Стук кулаком о стол.
- Придёт, - спокойная реплика Крутого.
Действительно, спустя десять минут после препирательств, возле входа в кафе остановился мотоцикл, на котором сидели двое. Задний пассажир снял защитный шлем, передал его переднему и, спрыгнув, прямиком бросился в кафе.
- А вот и Клякса! – радостно крикнул Диблоид, теша себя мыслью, что через пару мгновений тайна, которую хотел рассказать Очкарь, станет явью.
- Наконец-то, - выдохнул Крутой, вытирая пот со лба.
Девушка с мотоцикла опрометью неслась в кафе. Зонта у неё не было – одной проблемой меньше. Но вот с дверью она ничего сделать не смогла и, зацепившись, как и все, и, не удержав равновесия, растянулась на полу. Тогда все увидели, что она одета во всё чёрное, что и характерно для Кляксы: чёрные блестящие ботинки «на гусеничном ходу», черная кожаная курточка, штаны – трубы из того же материала. И всё это было мокрое от дождя. Полудлинные растрёпанные волосы девушки, такие же чёрные, тоже успели намокнуть за время короткой перебежки от байка к дверям кафе. Когда Клякса поднялась, посетители разглядели её круглое смуглое личико с задорными веснушками и с маленьким вздёрнутым носиком, настоящим украшением которого служили огромные живые глаза цвета горького шоколада.. Что говорить, девчонка была низковата и полновата, но это нисколько не мешало ей чувствовать себя счастливой.
Крутой знал, что её настоящее имя – Карина, что ей 15 лет, что она живёт по адресу ул. 9мая д.86А кв.19, что она очень любит животных и детей и хочет стать врачом. Также он знал, что она не знает о том, что он знает о ней.
Прилетев к собравшемуся обществу, девушка затараторила:
- Извините меня, пожалуйста, что я так задержалась! А то мне надо было съездить к бабушке, потом зайти за Надькой и отдать ей дискету с прикольными картинками, а потом...
- Не тарахти! – поморщилась Розочка, ещё ближе пододвинувшись к Крутому. – Типа мы знаем всех твоих бабушек, подруг и дискеты.
- Надька – она мне не подруга, она просто девчонка с моей группы по...
- Охотно верю, - перебил Диблоид, который уже запарился ждать. – Может, теперь дадим слово Очкарю?!!
- Очень хорошая идея, - изрёк последний и приступил к разворачиванию груды бумаг, которые притащил, совмещая эту деятельность с прояснением ситуации.
- Как-то раз я решил зайти в папин гараж (не помню, зачем мне это понадобилось, но факт один – дело было важное) и случайно нажал на какой-то рычаг, до которого раньше не дотрагивался, вследствие чего пол недалеко от меня раздвинулся, образовав круглое отверстие с лесенкой, ведущей вниз. Мною овладело любопытство, я и спустился в таинственное подгаражье. И что я там увидел? А вот что: там стояла некая странная машина наподобие космического корабля, какие показывают по телевизору в фильмах, а рядом на полу валялись эти чертежи. – Очкарь продемонстрировал бумаги окружающим.
- И что, что, ЧТОО? – возопил Диблоид, который вообще не умел ждать.
- А то, что, разобравшись в этих бумагах, я понял назначение машины. Дело в том, что мой отец всегда мечтал побывать в других галактиках и просто грезил этим наяву. Оказывается, он не ограничился бестелесными воздыханиями, а сконструировал механизм, который способен искривлять пространство, и поместил его внутри корабля, специально сконструированного так, чтобы выдержать создаваемую нагрузку. Итак, попав в область искривлённого пространства, корабль может выбросить в любой точке Галактики, а задать координаты можно при помощи специального механизма, объяснять устройство которого слишком долго. То есть, можно в течение нескольких мгновений оказаться на каком-нибудь Сириусе. Значит, если эта машина работает, то мы сможем попасть...
- НА МОБИУС!! – хором отозвалась вся команда соникофанов. – А это идея!
- Более того, - продолжал Очкарь. – Если учесть, что наши планеты есть одно целое, но существующее в смежных пространствах, которые накрыли друг друга и образовали сей каламбур, возможно, по пересечении межпространственной границы наш внешний облик тоже может претерпеть изменения...
- И мы станем персами!! – заверещала Клякса, подскочив о стула. – Так когда?? Когда?
- Я уже закончил все необходимые расчёты, - констатировал Очкарь. – Так что дату решать вам.
Все вопросительно посмотрели на Крутого.
- Сегодня ночью.
-???
- А что тянуть-то?
После весьма продуктивной беседы пятёрка фанатов мира синего ежа разбрелась по домам и начала старательно готовиться к предстоящему повороту в своей жизни.
Что ж, пожелаем им удачи!

2. Три траблы.

Пол двенадцатого ночи около второго подъезда дома номер 86А остановилась чёрная «волга» с затемнёнными стёклами. За рулём машины был ни кто иной, как Крутой, который ввиду своего 18-летия уже спокойно мог водить машину, а ввиду материального обеспечения родителей уже имел свою собственную. Парень стал неторопливо ждать, когда же выйдет Клякса. Девушку обычно подвозил брат, но в такой поздний час она не решалась попросить его об этой услуге и решила пойти пешком. Сходка была намечена на полночь, и поэтому брюнетка решила выйти пораньше, чтобы успеть вовремя. Но каково же было её удивление, когда перед подъездом она обнаружила машину Крутого!
- Нам не по пути? – открывая дверцу, спросил выглядывающий парень.
- По пути, наверное, - ответила Клякса, которая чувствовала себя очень сконфуженной, но, тем не менее, её радовал тот факт, что не придётся тащиться одной по такой тьме и такой слякоти.
Разместив рюкзак со всем необходимым на заднем сиденье и усадив фанатку Соника на переднее, Крутой нажал на газ и вставил диск. Машина приятно заурчала и двинулась навстречу судьбе наших героев под аккомпанемент приятной музыки.
- Слушай, Крутой, - заговорила Клякса, - а откуда ты узнал мой адрес?
- Да так, - непринуждённо ответил он, - один парень знакомый сказал. Случайно разговорчик зашёл. Я вот узнал тогда, что ты где-то в районе Элеватора живёшь, и сейчас, когда ехал, случайно глянул в окно, где свет горел. Смотрю: знакомая фигурка, надо бы подвезти...
- А-а. Тогда понятно.
Минутное молчание. Тишину нарушала лишь Земфира, которая тихо пела из приёмника:
«Я ухожу, оставляя горы окурков,
Километры дней, миллионы придурков,
Литры крови, подаренной или потерянной.
Оставляю друзей, тех, что наполовину...»
- Слышь, а это правда, что мы превратимся в своих персов, как только попадём на Мобиус? – возобновила диалог Клякса.
- Да кто его знает... – отозвался собеседник. – Я вообще сомневаюсь, что у нас получится эта затея. Мало ли, чего там Очкарик нахимичил...
- А я даже и не сомневаюсь, что получится! – оптимистично возгласила девушка. – Очкарь знает толк в механизмах!
- Ну, не знаю, не знаю...
Ещё одно минутное молчание.
«Я ухожу, оставляя причины для споров,
Свою смешную собаку, свой любимый город...»
- Слушай, Крутой, а если мы всё-таки превратимся в персов, то каким животным ты бы хотел стать, а? А? – Клякса выгнулась и попыталась заглянуть в зелёные глаза парня, а тот при всём этом умудрился ещё и не свернуть с дороги.
- Не знаю... – протянул он. – Ежом каким-нибудь или ехидной в крайнем случае... Я об этом даже и не задумываюсь.
- А ты? – вдруг, будто спохватившись, спросил Крутой.
- А я... – Клякса мечтательно закатила глаза, - Я хотела бы стать... собачкой... Маленькой, весёленькой такой! И чтобы хвост был колечком! – при этом девушка извернулась так, будто решила показать форму хвоста.
- Мило... – ответил Крутой, но уже куда-то в воздух.
«Терзает дождь мои опухшие веки
Я ничего, ничего об этом не помню.
Моя любовь осталась в двадцатом веке
И снова ночь. Стрела отравлена ядом.
Я никогда, никогда тебя не оставлю.
Ты полежи со мною неслышно рядом...»
Подъезжают...
Без пятнадцати двенадцать. Ещё целая четверть часа до того, как свершится неизбежное. А столь уж неизбежное?
Машина мягко затормозила, дав Кляксе возможность заметить, что Крутой довольно неплохо водит, в отличие от Диблоида, на чьем драндулете ей приходилось кататься. Но ладно, не будем о грустном...
Крутой быстренько выскочил из «Волги», расторопно открыл дверцу и помог девушке выйти, после чего вытащил её рюкзак и понёс, направляясь в сторону гаража отца Очкаря.
- А где твои вещи? – поинтересовалась девушка, заметив, что другой поклажи в руках у спутника нет.
- Мне ничего не нужно, - пафосно провозгласил Крутой. – Всё, что понадобится, добуду на месте.
- А воспоминания? – Клякса упорно не хотела верить тому, то Крутой отправляется на Мобиус налегке. – Неужели ты не прихватил с собой ни одной вещицы просто так, на память?
Крутой замолчал. На самом деле в кармане его куртки лежал маленький плоский предмет размерами 9cм×12см. Но он решил соврать, мысленно отмечая, что говорит Кляксе неправду уже второй раз за последние 15 минут.
- А зачем? Зачем лишний раз иметь повод потосковать? Уж лучше забыть всё... напрочь...
- Неужели? – удивилась брюнетка. – Разве память – это плохо?
- А что в ней хорошего? Что толку вспоминать о том, чего уже не вернёшь? Расстраиваться? А нафиг это надо! – Крутой помрачнел.
- Не вернёмся? – встрепенулась девушка. – А я думала, что мы только так, погостить...
- Погостить? – ухмылка. – А какой смысл возвращаться?
- А чем тебе так не нравится этот мир? – не переставала удивляться девушка. – У тебя же... всё есть?
- Вот именно...
- Не понимаю, - протянула Клякса, вспоминая шутку, недавно услышанную по Русскому Радио: «Как много человеку надо, когда у него... всё есть».
Перед входом их встретил Очкарь. У парня был взволнованный вид.
- Что, полёт отменяется? – сделал вывод Крутой.
- Нет, нет, что ты!! Только есть одна небольшая трабла... Малюсенькая такая...
- Ну, выкладывай, в чём там дело?
И только неопрятный открыл рот, чтобы выложить всё, как есть, его перебила Клякса:
- Пацаны! Гляньте, там вторую траблу ведут!
Парни обернулись и взглянули туда, куда агитировала Клякса. По дороге с жалобным выражением лица шествовал Диблоид, теоретически придерживая, а фактически волоча на себе Розочку. По облику последней было видно, что пила она вовсе не «Буратино». На другом плече рыжего парня висела огромная сумка, набитая всякой всячиной, которая, видимо, уравновешивала дамочку и не давала несущему завалиться набок. Достигнув, наконец, места, где стояли друзья, Дибл передал Розочку в надежные руки Крутого и Очкаря, скинул сумку на землю и, отдышавшись, самым неприличным образом ткнул пальцем в окосевшую красотку и пояснил ситуацию так:
- Алкашка. Ей-богу, алкашка.
- Где это она так? – недоумённо спросил Очкарь.
- Это она типа с подружками типа прощалась, называется! Казалось бы, типа такая хрупкая девушка – и как в неё вошло столько пива, а? – зло ответил Диблоид, после чего с гордостью добавил, – А я, как самый сознательный, еле её вытащил!
При слове «сознательный» на лицах фанатов мелькнула усмешка.
- Так какая у тебя проблема, Очкарь? – вовремя сменила тему Клякса.
Пройдёмте со мной – увидите, - ответил парень, жестом приглашая товарищей следовать за ним. Розочку хотели не брать, но она так отчаянно сопротивлялась и так жалобно напрашивалась, что Крутой взгромоздил девицу себе на плечо и тем самым взял за неё полную ответственность.
Самым трудным этапом этого короткого пути стало преодоление Розочкой вертикальной лестницы вниз. Но верные друзья не оставили пьяную блондинку в беде: Крутой остался сверху и успокаивал девушку, у которой вдруг разыгралась боязнь высоты, а Диблоид встал снизу, чтобы поймать, на случай, если она грохнется. Но всё обошлось.
Итак, четверо соникофанов стоят посреди подгаражья, а один, очкастый, тычет на машину и изрекает:
- А вот и трабла: корабль работает, все приборы в норме. Но как извлечь эту штуку на свежий воздух? То бишь, как мы взлетим, не раскурочив при этом гараж и всю окружающую окрестность?
- Да.. Проблема.. – протянул Диблоид, уже собирающийся психовать.
Тем временем Розочка решила, что помощь Крутого ей более не требуется, и решила самостоятельно пройтись по помещению. Эта затея увенчалась тем, что высоченный каблук девушки застрял в какой-то щели в полу и вызвал этим негодование хозяйки, вышедшее наружу диким визгом. Ясное дело, этот вопль не мог остаться незамеченным.
- Вытащите меня! – взмолилась пьяная, а Диблоид и рад стараться – как схватит Розочку в охапку, как дёрнет – так каблук в щели и остался! Конечно, девушке это ой как не понравилось. Порывавшуюся повизжать остановили действия Очкаря, который нажал на каблук с торчащей его стороны, использовав бывшую Розочкину сапожную запчасть как рычаг, тем самым отодвинув плиту и оголив нечто, заставившее товарищей забыть обо всём.
Кнопка... Красна кнопка... Как знакомо! Но зачем она? Примерно тот же вопрос, но слегка перефразированный, задал и Крутой:
- Очкарь, скажи, каковы наши шансы, нажав на эту сомнительную вещь, помочь кораблю взлететь без членовредительских для нас последствий, а не уничтожить что-либо в округе, включая себя?
- Дай подумать, - неряха помолчал с минутку, после чего изрёк, - Если я не ошибаюсь, то, согласно теории вероятности, пятьдесят на пятьдесят... А что?
Задавший вопрос картинно прижал руку ко лбу и отвернулся, пропустив момент, когда Диблоид, совершенно не умеющий ждать, психанул и со всей дури (которой у него было предостаточно) долбанул по «яблоку раздора». На удивление присутствующих, никто ДАЖЕ не пострадал. Более того, потолок медленно отъехал в сторону, оголив пространство для перемещения таких крупных предметов, как агрегат, предназначенный для перевозки граждан в другие измерения.
Первым из столбняка вышел Крутой. Парень ловко вскарабкался внутрь посудины, жестом пригласив остальных последовать его примеру. Очкарь и Диблоид так и сделали. Клякса же пару раз шагнула вперёд, но затем оглянулась, чтобы выяснить, что делает Розочка. Брюнетка выяснила, что последняя роется в своих необъятных чемоданах и ищет, вероятно, новые сапоги.
- Зачем? – удивлённо спросила Клякса.
- Не ходить же мне бичом, нервно перебила розочка, которая, казалось, начинает потихоньку трезветь.
- Но ведь всё равно, когда мы окажемся на Мобиусе и перевоплотимся, одежда перестанет нам подходить...
От этой фразы блондинка протрезвела окончательно и, прихрамывая на ногу, где был сапог без каблука, начала медленно пятиться назад.
- Так что, мы окажемся... голыми?! А у меня же нет ничего надеть!! Я не полечу... Нет, не Полечу-у!
- Успокойся, - Клякса подошла к ней и положила руку на плечо. – Я дам тебе кое-что из того, что успела скундёпать за сегодняшний вечер. Я измерила пропорции персов и соотнесла их с нашими, потом примерно высчитала, какой у меня станет размер... Вот только одежду я шила на себя... Боюсь, тебе она будет... коротковата и широковата... Да и вся она чёрного цвета...
- Ну и что! – глаза Розочки оживились. В этот момент она сделала то, чего бы не позволила себе никогда в жизни: «охотящаяся» на Крутого девица совершенно искренне поблагодарила и, более того, даже обняла ту, в которой видела свою основную конкурентку.
«Хорошее начало, - подумала Клякса, которая была очень рада такому примирению с Розочкой, - Надеюсь, всё наше путешествие будет таким же...»
Обе девушки уже скрылись внутри приспособления, ожидая своей судьбы.
Взревел мотор.
Что же дальше?

3. Преображение.

Никто не знал, где сейчас находится летательный аппарат: посудина двигалась настолько равномерно, что в принципе невозможно было определить, стоит ли она на месте или плавно приближает пассажиров к заветной цели. Но, в принципе, наших героев то мало волновало: каждый был занят своим делом.
Очкарь осторожно и даже пока безвредно для общества проверял на практике знания, полученные при изучении отцовых работ, в процессе чего направлял корабль, задав ему определённые и, как ожидалось, верные координаты. Умника очень развлекала эта деятельность несмотря на её визуальную скучность.
Диблоид вертелся вокруг Очкаря и, как пятилетний ребёнок, пытался дознаться, для каких таких целей первый поворачивает тот или иной рычажок, и к чему всё это может привести. Нахального парня не останавливал даже полный игнор со стороны неопрятного, и лишь только тогда, когда шаловливые ручки рыжего тянулись к какому-либо компоненту нехилой конструкции, обладатель колоритных очков отстранял «вандала» локтем.
Крутой же, развалившись на кушетке, медленно перелистывал страницы глянцевого журнала, на обложке которого был изображён спортивный автомобиль, но, казалось, его взгляд смотрел скорее в никуда, чем на печатный текст и цветные фотографии...
Розочка, как и можно было ожидать, «паслась» неподалёку, но это скорее было вызвано не присутствием красавчика, а наличием огромного зеркала, локализованного на стене вблизи кушетки. Блондинка то и дело донимала парня вопросами, на которые не следовало ответа:
«А как ты думаешь, какое животное мне больше всего подходит? В смысле, кем я стану на Мобиусе? Может, ежичкой, а? Нее.. А может, киской? Не катит... Скорее, летучей мышкой! Как Ружка! Тем более что я такая же красивая, как и она! А? Что скажешь? Rosy the Bat! Звучит? Или так: Rosy the Pink Bat? Или просто: Rosy Pink? А? Как ты считаешь?»
Крутой упорно молчал, перелистывая страницы журнала ещё интенсивнее.
«А, интересно, как я буду выглядеть? Как ты думаешь, я вся перекрашусь в розовый цвет или так и останусь блондинкой? А, может, я буду розовой, а волосы сохранят свой золотистый оттенок? Или имя «Розочка» ни на что не повлияет? А, как ты думаешь?»
Страницы закончились.
- Увидим, - отрезал парень, тупо уставившись в железный потолок, через пару секунд добавив, - Кляксу не видела?
Лицо девушки скривилось.
- Далась тебе эта Клякса! Откуда я знаю? Я ей что, в няньки нанималась, чтобы за ней следить? *Хмык* Пойду припудрю носик! Эй, Очкарь, а где здесь уборная?
Услышав, что последняя фраза Розочки относилась не к нему, Крутой облегчённо вздохнул. Нет, не то чтобы девушка была ему противна... Просто раздражает...
- Итак, что делаем? – этими словами ознаменовалось появление Кляксы, возникшей невдалеке от Очкаря. Девушке, как и Диблоиду, было чрезвычайно интересно, чего же там мудрит очкарик. Случилось так, что последний уже закончил самую ответственную часть работы и, как следствие, мог немного отвлечься, популярно разъясняя собравшимся вокруг него суть всевозможных устройств, которые были здесь в изобилии.
- А что показывает этот экран? – поинтересовалась Клякса.
- Наше местоположение, - охотно ответил Очкарь. – Вот, видишь эту точку? Здесь мы сейчас и находимся. Точка движется равномерно вверх, а это значит, что...
- Но постой же! – некультурно перебил Диблоид, - Она не движется!
- Как не движется? – Очкарь наклонился к экрану так, что чуть было не ткнулся в него носом. – Не может быть! Ведь если бы мы остановились, то этого невозможно было бы не почувствовать!
В доказательство его слов все ощутили сильный толчок и повалились на пол. Выяснилось, что посудина не только замерла, но и начала трястись, что сделало безопасное передвижение по ней практически невозможным.

@темы: Соник икс, весело