20:16 

Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
Название: Восьмой Изумруд Хаоса. Часть 3: Огонь, Вода и Трубопровод.
Фэндом: Соник Икс
Персонажи: все + куча новых
Рейтинг: детский
Предупреждение: это мой первый фанфик. Получился он не очень удачно. Куча эррора, мэрисьюшность и проч. Но мя питает к нему светлые чувства и посему выкладывает здесь.

Прода в комментах.

1) Как же быть?
«Эта Хантер пыталась украсть изумруд!» - думал Наклз.
«Эта Хантер хочет отнять у меня Соника!» - думала Эми.
«Эта Хантер спутала мне все карты в ту ночь!» - думала Руж.
«Эта Хантер совсем вскружила Сонику голову!» - думал Тэйлз.
И даже Бучер думал: «Эта Хантер берётся за дело не умеючи!»
«Хантер только хотела, как лучше», - думала Джевел.
«Хантер так просто не сдастся!» - думала Эклипс.
«Хантер не виновата», - думала Крим.
«Почему Хантер сбежала?» - думал Соник.
А сама Хантер думала: «Как же быть?»

Вечер. Дождь. Соник сидел у закрытого окна, дожидаясь полуночи, и слушал, как капли ударялись о стекло. На улице похолодало. Дождь усилился и превратился в настоящую грозу. Эми пекла в духовке пирог, поэтому в доме было тепло. Окно начало запотевать, закрывая этим вид на ночное плачущее небо. Синий ёж долго смотрел на мутное стекло, решил протереть его, но в нескольких сантиметрах от окна рука замерла. Ёжик пальцем сделал первый несмелый штрих. За ним последовал второй, третий, четвёртый... На стекле медленно появлялись растрёпанная грива, огромные глаза, чуть заметная улыбка, сильные плечи, осиная талия, мини – ну очень мини! – юбочка в складку, высокие гольфы, кроссовки с шипами... Соник не был художником, но в этот момент ему позавидовал бы сам Да Винчи. Портрет Хантер вышел невероятно прекрасным.
А за спиной у Соника, поглощённого процессом художественной деятельности, стоял Тэйлз и наблюдал, как на запотевшем стекле появляются всё новые и новые штрихи.
- Не похоже, - прокомментировал лисёнок, - В жизни она гораздо менее красивая. Особенно лицо.
- А может, я её так вижу?! – немного обиделся Соник.
- Но она не такая! – не сдавался лис.
- Такая, - ответил ёж, а после добавил, - Изнутри...
- Сомневаюсь, - уходя, бросил Тэйлз, а про себя подумал: «Невероятно! Сколько Эми ни бьётся, но эффекта – ноль. А эта! Она на него даже и не смотрит, огрызается, иногда грубит, вечно убегает... М-да, эта Хантер совсем вскружила Сонику голову».
Соник оторвал взгляд от своего художества и взглянул на настенные часы. Они вот-вот собирались пробить полночь. «Пора!» - подумал синий ёж. Он не хотел встречаться с Эми по дороге и поэтому открыл окно, чтобы выскользнуть через него. В тот же самый момент дверь отворилась, и в проёме появилась розовая мордашка.
- Соник, что ты делаешь? – деликатно поинтересовалась ежиха.
- Ухожу, - бросил тот, сидя на подоконнике.
- Так поздно? – удивилась Роуз.
- Да. У меня срочное дело, - ответил ёж, между делом придумывая способ отвязаться от Эми.
- Соник, а можно мне с тобой? – спросила она с таким выражением лица, что отказ не принимался. Но он всё-таки последовал.
- Вряд ли. Тем более что уже поздно. Я скоро вернусь, - сказал Соник и выпрыгнул в окно. Через секунду синий вихрь скрылся за горизонтом.
Эми подошла к окну, чтобы посмотреть, в какую сторону направился Соник, и удивилась:
- Там же ничего нет. Кроме старого кладбища. Но какие дела могли заставить Соника отправиться туда? – ответом стал портрет Хантер, нарисованный на стекле. Ежиха пришла в бешенство и решила во что бы то ни стало найти своего возлюбленного и не дать Хантер разрушить хрупкое счастье.
А дождь всё не прекращался. Хоть Соник и бежал с высокой скоростью, а весь путь занял не более нескольких секунд, но ёж уже успел порядочно промокнуть. По прибытии на кладбище он не сразу нашёл Хантер. И после он её не увидел, а услышал. Гиена снова играла на гитаре. Из-за шума дождя Соник плохо слышал, что она поёт, и, идя на звук, услышал лишь один куплет:
Бьются тени о паркет,
В крови луна.
Перемешан лунный свет
С глотком вина.
Вьются тени в темноте.
Свечи накал.
А на кафельной плите
Пустой бокал.
Хантер спряталась от дождя под наклонившейся от старости надгробной плитой, чтобы не намочить гитару, и пела новую песню. Соника она заметила уже давно, хотя виду не подала. Он сел напротив неё, благо плита была большая и места под ней – в избытке. Хантер перестала играть и посмотрела на синего ежа.
- Красивая песня, - совершенно искренне сказал ёжик. – Да у тебя все песни красивые.
- Спасибо, - ответила Хантер, - Хотя вряд ли ты можешь судить о всех моих песнях, хотя слышал только три из них.
- Но я слышал только две... – ответил Соник. Тут Хантер поняла, какую ошибку совершила...
Соник стал вспоминать, где он мог слышать третью песню. И внезапно его озарило:
- Значит, это всё-таки был не сон?!
Ответа не последовало. Хантер мысленно называла себя всеми нехорошими словами, которые знала, и одновременно пыталась придумать оправдание. Фраза типа «О чём ты? Какой сон?» вызовет ещё большее подозрение. Поэтому гиена решила идти другой дорогой.
- А что, для тебя есть разница? – сказала гиена. – Иная реальность похожа на сон, а сон – на реальность. Тем более что такое сон? Это отражение реальности в душе, переосмысление этой реальности. Так что, не всё ли равно? Не важно, сон это был или же реальная жизнь. Важен тот опыт, который остался в конце, те изменения, которые произошли в сознании и миропонимании, итог, результат.
Соник замолк, не зная, что сказать в ответ. Почувствовав напряжённую паузу, Хантер заговорила о деле.
- Изумруд при тебе?
- Да, конечно, - Соник начал рыться в колючках, чтобы достать камень, но был остановлен.
- Нет, пусть будет у тебя. Не показывай его мне, - закричала гиена, отмахиваясь руками.
- Но почему? – не понял Соник.
- Потому что так снижается вероятность, что Он нас найдёт, - ответила Хантер. И в голосе гиены послышались тревожные нотки, - Пока мы отдельно. Наши энергетические силы довольно малы. Но как только ведьма и изумруд встречаются, их силы складываются и утраиваются. Тогда-то уж точно нам от Него не уйти.
- А кто же этот ваш таинственный Он? – поинтересовался Соник.
- Он не таинственный. А уж тем более не наш, слава Богу. Вот что, Соник, увидишь Его – беги. Не пытайся сражаться, умоляю. Просто беги, беги, как можно дальше. И без оглядки.
- Уговорила. А как я его узнаю?
- Узнаешь, не сомневайся. А теперь я пошла.
Гиена быстро положила гитару в чехол и пошла прочь. Соник тоже не стал задерживаться и сразу же поспешил домой. Как-никак, Эмка ждёт. А опоздаешь – устроит допрос.
Эми же всё это время притаилась рядышком и мокла под дождём. В её хорошенькой головке роились мысли: «Значит, дела, да? У тебя свидание! Причём с этой некрасивой Хантер! Ну, я её проучу! При первом же удобном случае. А сейчас пойду домой, а то совсем промокла. Апчхи! И простудилась».
«Как же быть, как?» - вновь и вновь проносилось в голове у Хантер. Этот вопрос объединял в себе все насущные проблемы, разрывающие сердце гиены. Но это так ни к чему и не приводило. Проблемы не решались, сердце не успокаивалось. И всё-таки, как же быть?
Вернувшись домой, Соник удивился, что Эми не встречает его традиционными объятьями и причитаниями, но это нисколько его не огорчило, наоборот, довольный ёж гордо промаршировал в комнату обводить портрет Хантер на стекле, пока оно всё ещё запотевшее. Закончив это, синий ёжик вышел в коридор и столкнулся с Эми. Оглядев её, Соник с подозрением спросил:
- Эми? Где ты была? И почему ты вся мокрая?
- Я была... – замялась ежиха, ...была в ванной.
- А почему тогда платье тоже мокрое?
- Я случайно уронила его в таз с водой. А потом подумала: не выходить же из ванной раздетой! Вот и надела мокрое платье. Иду переодеваться в свою комнату.
- Но твоя комната в другой стороне! Где же ты всё-таки была?! – Соника начало терзать смутное сомнение.
- Где была, где была! – передразнила его Эми, - А ты-то сам где был?!
- Я, кажется, тебе это уже говорил, - и Соник, почувствовав, что разговор переходит на невыгодную для него тему, поспешил удалиться. Теперь у него почти не осталось сомнений: Эми шпионила за ним. Значит, она всё слышала...
В действительности же Эми ничего не слышала. Она просто видела своего обожаемого ежа вместе с другой девушкой. И этого для неё было вполне достаточно.

2) Огонь.
В ночь, когда Крим, Адита и Хантер совершили безрезультатную попытку вернуть изумруды на их законную родину, доктор Эггман наблюдал за происходящим при помощи огромного экрана, на который передавался сигнал от спутников слежения. Конечно, он очень хотел вмешаться, но после того, как из коридора времени и пространства появилась огромная и страшная рука, Деко и Боко уговорили Эггмана не высовываться. Дело было и впрямь плохо: на арену вышло некое новое лицо, именуемое «Он», причём неизвестно, союзник это или враг. То, что Он против Соника, Хантер и остальных, ещё не означает, что этот некто сможет стать соратником доктора. Если нет, что, кстати, вероятнее всего, то Эггману ничего хорошего не светит. Вообще доктор не хотел вступать в противоборство с потусторонними силами, наделёнными необъяснимыми с научной точки зрения способностями. Поэтому Эгг решил, если что, отношения с Ним не портить. Если придётся идти на уступки – сделать это. В противном случае цена будет слишком велика.
Эггман продолжал наблюдать со стороны. Он не видел, как Хантер передала Сонику чёрный изумруд. Его внимание привлёк мастер-изумруд, которым занялся Наклз.
- Похоже, доктор что-то замышляет, - обратился Деко к Боко, глядя, как Эггман смотрит на Наклза, несущего изумруд через лесную чащу, и посмеивается себе в усы.
- Несомненно, у доктора уже готов план, - ответил второй робот.
- Именно! – перебил сам Эггман. – У меня есть новый, отличный план захвата изумруда Хаоса! На этот раз осечки не будет!! Я собираюсь напасть на Наклза прямо сейчас.
- Какого робота изволите выбрать? – спросил Деко, протягивая карты. Эггман отстранил новенькую колоду движением руки.
- Я уже выбрал робота. Да не одного, а целых трёх!
- Зачем это? – Почему трёх? – одновременно спросили оба робота.
- А вот зачем: первым нападёт робот Shatter. Этот новый робот способен наносить очень сильные удары и легко уворачиваться от контратаки противника. Пока Наклз займётся этим роботом, другой, Spy, выкрадет изумруд. Третий, Arsonist, изрыгающий пламя, подожжет лес. Это помешает Наклзу пуститься в погоню за камнем.
- Доктор, вы – гений! – единогласно сказали роботы.
- Знаю. – Ответил Эгг.
Эггман нажал на одну из многочисленных кнопок, после чего открылись три люка, из которых вышли роботы, указанные выше. На вид они все были какими-то некрасивыми и жуткими. То же самое подумали Деко и Боко.
Эггману осталось только скрестить пальцы и ждать появления изумруда на базе.
В лесу прорезались первые птичьи голоса. Начало светать. Наклз шёл без передышки всю ночь, но лес всё не кончался. По его расчётам, предстояло пройти ещё столько же, чтобы выйти на остров Ангелов. Конечно, дорога, выбранная ехидной, была не самой короткой, но зато более безопасной. Не то чтобы Наклз боялся, он просто решил не рисковать лишний раз ввиду того, что изумруд Хаоса под его ответственностью. Ехидна страшно устал. К тому же хотелось есть. Но он решил для себя ни в коем случае не останавливаться по дороге. Вдруг остров Ангелов обрушится, а он, имея изумруд, не успеет ничего сделать лишь потому, что остановился передохнуть!
Внезапно из лесной чащи донёсся страшный грохот. Верхушки деревьев, отстоящих на пару сотен метров, задвигались. Навстречу Наклзу двигалось нечто. Это нечто вскоре обрело вполне конкретную форму гигантского робота с мощными кулаками. Сам вид железного чудища не располагал к дружеским отношениям. Наклз приготовился защищать изумруд, прицелился и подпрыгнул, ударив робота между глаз. Но тому хоть бы хны! Робот размахнулся своим огромным кулачищем и попытался ударить Наклза, но тот вовремя отскочил, и кулак на несколько метров вошёл в землю, где недавно ещё стоял ехидна. Наклз повторил атаку, но робот, словно отмахиваясь от надоедливой мухи, шлёпнул Наклза, и тот отлетел в сторону, больно ударившись о старое дерево и сломав его.
- Я не позволю тебе украсть изумруд! – в бешенстве прокричал полуживой ехидна. Глядь – а изумруда-то и нет! Забыв о несносном роботе, Наклз соскочил и бросился бежать по следу, оставленному в виде случайно сломанных веток, притоптанных цветов и раздавленных ягод. Он уже видел свет изумруда Хаоса, что подгоняло его, но вдруг понял, что рядом, совсем рядом с ним есть ещё и другой свет. Этот свет исходил от... пожара! Лес горел, причём, как видно, уже давно. А ехидна, сосредоточивший всё своё внимание на изумруде хаоса, не обратил на это внимания. Наклз помедлил на секунду и огляделся. Огонь сомкнулся вокруг него сплошным кольцом. К тому же, языки пламени забрались высоко на деревья, и с них то и дело падали обгоревшие ветки. Не то чтобы Наклз был трусом, но в этот момент, когда жизнь висит на волоске, когда помочь может только чудо, в которое ехидна не верит, ему стало действительно страшно. А огненное кольцо сжималось, горячие языки подступали всё ближе и ближе, от дыма, заполнившего весь воздух, кружилась голова. И тогда Наклз решил: всё или ничего! Он сконцентрировался, приготовился для прыжка, простоял в такой позе несколько секунд и подпрыгнул. И вот он уже летит над пылающей бездной, и слушает, как, содрогаясь, плачет земля, как трещат деревья, проживая последние свои минуты, как поют панихиду по лесу встревоженные птицы. Но вдруг Наклз увидел, что дым рассеивается, сплошная огненная территория подходит к концу, а совсем близко виднеется ещё не затронутая пламенем девственно-зелёная травка. Ещё несколько метров – и Наклз уже вне опасности... Но тут очередная догорающая ветка, упавшая прямо на Наклза, треснула его по спине и сильно обожгла, отчего тот потерял равновесие и начал стремительно падать вниз, в огненную бездну. За время короткого полёта вниз сердце бедного ехидны чуть не разорвалось в клочья от испуга: впереди была НАСТОЯЩАЯ СМЕРТЬ. Он почувствовал, что в его руке что-то есть. Это был амулет, данный Адитой. «Жить хочу, жить!» - подумал ехидна, крепко сжав амулет в ладони.
Наклз посмотрел вниз и увидел, что навстречу ему двигался огромный язык пламени, вырвавшийся из общего пожара. Ехидна крепко зажмурил глаза и в тот же миг почувствовал, как чьи-то сильные руки подхватили его и положили на что-то твёрдое. Наклз открыл глаза и увидел, что лежит на земле, которая была удивительно холодная несмотря на то, что в радиусе нескольких метров от этого места полыхал огонь. Страх исчез сам собой. Всё, что чувствовал Наклз в этот момент, это ужасную боль в спине, которая не давала пошевелиться.
- Иди за мной, - скомандовал голос. Наклз повернулся.
- Марс! – благодарно сказал ехидна. Льюэрид Марс никак не ответила и повторила приказ.
- Подожди, больно... – застонал ехидна, пытаясь пошевелиться, но обожжённая спина очень хорошо давала о себе знать. Не проявив должного сострадания, Марс развернулась и пошла вглубь пламени, которое расступалось перед ней. И чем дальше она уходила от бедного Наклза, тем ближе к нему подступал огонь. Ехидна понял, что Льюэрид Марс с ним церемониться не будет, и совершил подвиг, поднявшись на ноги. После этого он с несчастным от боли лицом зашагал вслед за дьяволицей.
- Я отведу тебя к Темптейшн, - заговорила она. – Она тебя быстро вылечит.
- Но изумруд... – Наклз вспомнил о своих обязанностях. Льюэрид засмеялась.
- И ты думаешь, что сможешь драться тогда, когда на ногах-то толком не держишься?! Ты же не смог победить этого робота и со здоровой спиной.
Ехидна обиделся.
- На счёт камня не волнуйся, - попыталась успокоить его старшая из сестёр и, повернувшись, поймала вопросительный взгляд Наклза.
- Этим делом займётся Круэл Фрей. Она справится, - потом добавила, - в отличие от некоторых.
Ехидна обиделся ещё сильнее и уже начал злиться. Он готов был ударить Марс, несмотря на то, что она девушка. Его останавливал лишь тот факт, что она спасла ему жизнь.
Робот Спай, маскирующийся под местный ландшафт, пробирался сквозь чащу леса. Вдруг кто-то сильно ударил его в спину. Металлический монстр повернулся и увидел зелёную девушку, парящую над ним на орлиных крыльях. Это была Фрей. Она держалась гордо и уверенно. Рядом со Спаем появились Шэттер и Арзонист. Фрей оставалась всё такой же невозмутимо спокойной. Все три робота накинулись на неё и стали дубасить что есть мочи. После пяти минут избиения они отошли в сторону, думая, что Фрей уже мертва. Но не тут то было! Фрей как ни в чём не бывало поднялась с земли, полетела прямиком к изумруду и выхватила его из цепки когтей изумлённого робота. Когда три громилы догадались открыть огонь, Фрей была вне зоны досягаемости.
Фрей принесла изумруд в одну из многочисленных пещер в скалистой местности. У входа её встретила Марс, которая уже давненько поджидала сестрицу. Дьяволицы пошли вглубь пещеры, неся изумруд вместе. Внутри на большом валуне сидел Наклз, а рядом пристроилась Свит Темптейшн, которая лечила его. Процесс лечения заключался в том, что дьяволица водила руками в воздухе возле спины ехидны и нашёптывала что-то на непонятном языке. Вдруг она случайно задела ожог.
- Ай, осторожно! – закричал ехидна, инстинктивно подавшись в сторону, подальше от Темптейшн. Но тут он увидел изумруд и сразу же успокоился.
- Потерпи ещё чуть-чуть, - ласковым голоском пропела старшая средняя сестра. – Ещё пять минуточек – и я закончу!
Наклз послушно подставил спину.
Марс и Фрей уселись напротив изумруда. Фрёй зажмурилась. Из камня выглянул яркий, но короткий луч света, который начал расползаться в одной плоскости и образовал что-то наподобие экрана. На экране показалось хорошенькое личико. Марс заговорила:
- Лунар, ты меня слышишь?
Девушка повернулась.
- Марс, это ты?
- Лунар, где ты была?
- Я была у Него, - несколько смущённо ответила девушка.
- Зачем это тебе? – нервно спросила старшая из дьяволиц.
- Мне нужно было посмотреть на Него и его слуг. Когда я их увидела, то окончательно утвердилась в своём решении.
- Какое решение? О чём ты? – испуганно спросила Фрей, не открывая глаз.
- Я увидела, что не такая уж я и особенная. Простите, сёстры, но я от вас ухожу.
- Но почему? – в один голос спросили три сестры.
- Просто я хочу жить как все, радоваться как все, любить как все! Я хочу быть не дьяволицей, а просто обычной девушкой! Я хочу войти в Жизнь!
После этих слов старшая и младшая средняя сестра шарахнулись от экрана, который сразу же исчез, а Темптейшн снова случайно задела Наклза. Но на этот раз боли он не почувствовал. Общую тишину нарушила Круэл Фрей.
- Марс, её надо вернуть! И как можно скорее! Она ведь даже не представляет, что такое Жизнь! Ты сама говорила: сёстры сильны вместе, но слабы поодиночке!
- Пусть идёт, - спокойно ответила Льюэрид. – Это её собственный выбор, и мы не в праве мешать ей. Лунар хочет стать обычной девушкой – пусть попробует.
- Но она же иная!!! – не успокаивалась Фрей.
- Знаю, - так же спокойно ответила Марс. – Тем труднее ей будет осуществить свою мечту. А мечта – это смысл жизни.
- Значит, если Лунар пытается воплотить мечту в жизнь, - заговорила Темптейшн, - значит, она живёт по-настоящему. Мы не в праве лишить её мечты.
Фрей грустно закивала головой. Она очень переживала за Лунар. Только Фрей знала её тайну: при лунном свете младшая дьяволица могла мутировать лишь по собственному желанию. Но когда она находилась в радиксе от десяти метров до изумруда Хаоса, у неё начинались произвольные мутации, то ест такие, которые она не могла контролировать...
- Всё. Можешь идти, - обратилась к Наклзу Темптейшн. Ехидна почувствовал, что от ожога и след простыл, боль тоже куда-то ушла, и теперь он мог спокойно подняться на ноги.
- Как тебе это удалось? – благодарно спросил Наклз, поглядев на Темптейшн. Та только засмеялась в ответ, закрыв огромные глаза и изобразив на личике свою прекрасную улыбку.
Наклз подошёл к изумруду и хотел было взять его, но ехидну остановила Круэл Фрей.
- Не надо: опять спина заболит. Я сама отнесу камень на остров Ангелов.
Наклз не успел ничего ответить, как дьяволица схватила камень и взлетела в воздух. Она действительно двигалась по направлению к алтарю.
Наклз пошёл в ту же сторону, хмыкнув что-то на прощание двум сёстрам-дьяволицам.
- Чувствую, - сказала Темптейшн, - Он не случайно выбрал путь через этот старый лес.
Как выяснится позже, она была права. И как права!

3) За что?
«Какой чудесный день!» - думал Тэйлз, совершая свой обычный полёт на Торнадо Х. Он поставил новый, более мощный двигатель и теперь решил проверить, как он работает на практике. Соник сидел сзади и любовался видом, открывающимся с высоты птичьего полёта. А день был действительно чудесный. Солнце светит, птички чирикают, цветульки благоухают и т.д. и т. п. Но внезапно начались проблемы: в самолёте что-то щёлкнуло, пошёл неприятный запах, и Торнадо стал резко терять высоту. Нечеловеческими усилиями лисенку удалось-таки посадить самолёт.
- Чуть не разбились, - облегчённо сказал Тэйлз. – Ты как?
- Порядок, - отозвался Соник, который тем временем уже прогуливался по поляне. – Только в следующий раз будь поаккуратнее.
- Хорошо, - виновато сказал лис. – Я сейчас всё починю!
- А я пока пойду, пробегусь, - ответил ёж и унёсся прочь.
- Давай, - сказал Тэйлз, но Соник его уже не слышал.
Рыжий лисёнок целиком погрузился в работу. Казалось, ничего не могло его отвлечь. Как вдруг сзади, совсем рядом с ним раздался тоненький голосок, который спросил:
- Что-то сломалось?
Тэйлз обернулся и остолбенел. Перед ним стояла девушка в очень, ну оч-чень открытом купальнике. На вид она была лет тринадцати-четырнадцати. И для своих лет она имела обалденную внешность. Лисёнок только не мог понять, к какому виду животных она относится: сама белая, с розовыми полосками на голове и руках, с заострённым хвостом и маленькими рожками на голове. Глаза незнакомки были чёрные-чёрные, как угольки.
- Вот, самолёт... – начал лисёнок, - и я пытаюсь его починить.
- А поломка большая?
- Скорее да, чем нет. Но я знаю, что делать. Правда, на починку уйдёт пара часов, не меньше.
- Пара часов? – переспросила девушка.
- Да, а что?
- Давай я всё починю за пару минут.
- Ты не сможешь, - недоверчиво сказал лисёнок.
- Ещё как смогу, - и девушка присела на корточки напротив самолёта. – Отойди, пожалуйста, а то я не могу работать, когда глядят под руку.
Тэйлз послушно отошёл в сторону, всё ещё не веря, что незнакомка говорит правду. А та прикоснулась рукой к самолёту. И с ним начали происходить странные вещи: разорвавшиеся провода стали двигаться сами собой и срастаться воедино, задетое крыло встало на своё место, короче, самолёт «чинил себя сам».
- Всё! – крикнула девушка через полторы минуты. Тэйлз прыгнул за штурвал и включил мотор. Работает! Глаза лисёнка расширились от изумления.
- Ух ты! – это всё, что он мог сказать.
- Ты немного ошибся в расчётах, когда устанавливал двигатель. Но я уже всё отладила, - с улыбкой сказала красотка.
- Я – Майлс Прауэр, - спускаясь, представился лис, - Но друзья меня называют Тэйлз.
- Меня зовут Лунар Иллюжн. Но все называют меня просто Лунар.
Новые знакомые разговорились.
- Знаешь, Лунар, - обратился к ней Тэйлз, - Ты какая-то особенная.
- Нет, нет, что ты! – испуганно закричала она и замахала руками. – Я такая же, как все! Самая обыкновенная девушка на свете!
- Извини, - не понимая, что он сказал не так, ответил лис. – Я просто хотел подчеркнуть твою индивидуальность. А что в этом плохого?
- Понимаешь, Тэйлз, - грустно заговорила Лунар, - Когда кто-то хоть на самую малость, но отличается от всех остальных, никто не пытается понять его натуру. Общество как бы выбраковывает беднягу. И его жизнь превращается в ад.
Соник, уже вернувшийся и стоявший неподалёку, слышал эту фразу. Перед глазами синего ежа проплыл образ Хантер. Подумав о ней, он потрогал изумруд, спрятанный между колючек.
- Привет, Соник! – обрадовался лис, заметивший ежа. – Уже вернулся?
- Да, да, – ответил синий ёжик. – А ты, я смотрю, даром времени не теряешь, - Соник посмотрел на Лунар.
- Знакомься, это Лунар. Она починила самолёт.
- Очень приятно, - ответил Соник и подошёл поближе, чтобы нормально поздороваться. В тот же миг он почувствовал, что изумруд стал необыкновенно горячим. Девушка обеими руками схватилась за голову и опрометью побежала в лес, где затерялась среди деревьев.
- Странная она какая-то, - прокомментировал Соник.
- А вдруг что-то случилось? – забеспокоился Тэйлз и побудительно посмотрел на Соника.
- Хорошо, сейчас я её догоню, - ответил тот и тоже скрылся в лесу. «Нет, неспроста изумруд стал таким горячим, - думал он по дороге. – Наверное, это - наш новый враг».
Лунар сидела на дереве. Выше талии она совсем не изменилась. А остальное превратилось в паучье тело с шестью огромными мохнатыми лапами. Лицо девушки было заплакано. «За что?» - то и дело шёпотом повторяла она. Спина её сотрясалась в беззвучных рыданиях.
А над лесом, крепко держа мастер-изумруд, на орлиных крыльях летела Круэл Фрей. Она видела свою сестру, такую жалкую и беспомощную, и ей стало больно. Дьяволица не могла даже подойти к ней и утешить: в руках у неё изумруд, который может только усугубить положение Лунар. Фрей молча улетела прочь, а Лунар так и осталась рыдать. Весь день ей суждено провести в этом виде. Да хоть бы ночь выдалась лунная...

4) Лизза Мимоуз.
Наклз шёл по лесу, не спеша. Он вполне доверял Круэл Фрей, как, кстати, и остальным дьяволицам, хотя сам не знал, почему. Тем более хотелось слушать прекрасное пение редких птиц, обитающих только в этом лесу. Постепенно Наклз начал замечать, что пение пичуг сопровождается музыкой. Какая она была дивная, эта музыка! Ехидне стало интересно, откуда она исходит, и он пошёл на всё усиливающийся звук. Наклз вышел на заросли кустов. Звук стал совсем громким. Было ясно, что источник мелодии за кустами. Наклз раздвинул их и увидел маленький цветущий пруд, заполненный лягушками. На берегу пруда стояла светло-жёлтая ехидна лет тринадцати и играла на скрипке. Вся лягушачья молодёжь окружила её плотным кольцом и слушала, забыв квакать. Наклз тоже решил немного задержаться и послушать. А заодно и полюбоваться на девчонку. Не то чтобы она была красавицей: нет, просто милашка, которая довольно хорошо выглядела. На ней было полудлинное голубенькое платьице с оранжевым бантом сзади и оранжевые сапожки. Передние колючки ехидны были собраны сзади и перевязаны оранжевой лентой. Девушка что-то мурлыкала себе под нос, видимо, в такт мелодии и слегка раскачивалась из стороны в сторону. Но один раз она сделала это слишком резко и поскользнулась. Скрипка вместе со смычком полетели в пруд. Но Наклз не растерялся: он быстро выпрыгнул из-за кустов и успел схватить скрипку до того, как она упала в воду, и выбросить на берег. Сам же ехидна с головой бултыхнулся в пруд. Когда он выбрался на берег, весь в тине, водорослях и продуктах лягушачьей жизнедеятельности, девочка уже успела протереть музыкальный инструмент вышитым платочком и положить в чехол.
- Спасибо, - сказала она и благодарно кивнула головой.
- Да не за что, – ответил Наклз, снимая с себя последствия посещения пруда. – Скажи, как тебя зовут?
- Моё полное имя Алисса, Алисса Мимоуз (Alyssa Mimosa). Зови меня просто Лизза.
- Хорошо, Лизза. А что ты делаешь в такой дыре, да ещё и со скрипкой? – поинтересовался Наклз.
- Всё началось с того, что в школу искусств, где я учусь, пришла телеграмма. В ней было сказано, что через месяц в Соловьиных Рощах состоится большой концерт. И от нашего учебного заведения требуют одного скрипача. Вот меня и послали. Я ехала на поезде с открытым окном, потому что было ужасно душно. Ночью, пока спала, случайно выпала из него...
- И скрипка тоже выпала?
- А я с ней в обнимку сплю... – девушка смущённо улыбнулась.
Наклз увидел смычок, который лежал неподалёку от него, и поднял, чтобы отдать Лизе. Но тут он почувствовал, что от смычка неважно пахнет. Лизза объяснила это обстоятельство таким образом.
- Как я уже говорила, я ехала с открытым окном. Мой вагон был последним. Когда поезд стал поворачивать, кто-то из пассажиров передних вагонов додумался выкинуть пищевые отходы в окно. И всё это прилетело прямо ко мне! Да, как я не отмывала скрипку и смычок, но запах пищеотходов будто въелся в древесину. Теперь буду выступать с вонючей скрипкой, - Лизза усмехнулась.
- М-да, не самая удачная поездка, - прокомментировал Наклз, окончательно освободившийся от тины, водорослей и прочего «богатства».
- Да, если честно, я вообще хроническая неудачница. Говорят, карма у меня такая.
При слове «карма» Наклз аж подскочил.
- И ты веришь в эту бредятину?! Ничего глупее в жизни не слышал! Просто ты себя недооцениваешь. Пошли, я отведу тебя на вокзал и посажу в поезд. И. вот увидишь, по дороге ничего не случится! Я докажу тебе, что ты не неудачница! – Наклз схватил Лиззу за руку и потащил.
- Наклз, по-моему...
- Что?! – недовольно спросил ехидна.
- Кажется, нам в другую сторону.
После получасовой прогулки Наклз вытащил свою новоиспечённую подружку из лесу. Ехидны очутились на утёсе, с которого открывался вид на узенькую речку, берега которой сплошь усыпаны ивняком. Это место совсем не было похоже на большой город, где находился железнодорожный вокзал, куда нужно было попасть Лиззе. На краю утёса лежал небольшой валун, острой стороной обращённый от ехидн.
- В другую сторону, говоришь? – несколько недовольно сказал Наклз. – По-моему, в первый раз мы шли как раз в правильном направлении. А где мы теперь?
Лизза, уставшая от дороги, ничего не ответила и присела на камень. В тот же миг валун соскользнул с утёса и полетел вниз, к реке. Лизза шлёпнулась на землю так, как это обычно бывает, когда из-под кого-то вытаскивают стул. Наклз не заставил себя долго ждать и поспешил поднимать жёлтую ехидну. Его взгляд случайно скользнул по пейзажу, наблюдаемому отсюда, и увидел, что в его сторону что-то движется. Ехидна не понял сразу, что это, и остановился, чтобы рассмотреть странный предмет повнимательнее. Ой, зря! Оказалось, что камень, свалившийся вниз по вине Лиззы, натолкнулся на раздвоившийся упругий ствол дерева, который прогнулся и выбросил валун назад, туда, откуда он прибыл. Хорошо Лиззе: она ещё не успела подняться на ноги, и удар пришёлся немного выше...
- Не трогай руками, будет ещё сильнее болеть, обратилась Лизза к пострадавшему Наклзу, когда они вдвоем уже сидели на берегу реки, упомянутой выше. Ехидну было не узнать: нос ужасно распух, а правого глаза было совсем не видать! Лизза смочила холодной речной водой платочек (не тот, которым скрипку протирала, а другой, чистый) и подала Наклзу.
- Вот, возьми, приложи. Станет полегче.
Ехидна покорно взял платок и вздохнул.
- Это всё из-за меня, - сказала Лизза куда-то в сторону, надеясь, что Наклз не услышит. Но за годы охраны изумруда Хаоса он привык прислушиваться ко всему. – Я неудачница, - продолжила ехидна.
- И вовсе ты не неудачница! – ответил Наклз, пытаясь изобразить улыбку, что, кстати, получалось довольно плохо, - Если бы тебе действительно не везло, камень бы попал именно в тебя, а не в меня! И тем более не тупой, а острой стороной!
Лизза хмыкнула и пожала плечами. Было видно, что Наклзу она не поверила.
А он смотрел по сторонам и думал, как можно быстрее и проще попасть в город. За рекой простирался небольшой лесочек сомнительного происхождения (там могли быть болотца), а за ним возвышалась не слишком высокая, но гора. По расчетам Наклза, город был в расстоянии одного - двух километров за этой горой. Ехидна решил идти не через лес, а в обход: переправиться через реку и добраться до места назначения, следуя по подножью горного хребта. Так, на его взгляд, было более безопасно.
Перекусив какими-то ягодами, от которых потом страшно болел живот, обе ехидны направились через реку. Если не считать того, что ствол дерева, вывернутый Наклзом для цели переправки через реку, несколько раз переворачивался, и Наклз с Лиззой падали в воду, скрипка промокла и пришла в негодность, то всё прошло очень даже спокойно и без жертв. Наклз уже начинал верить в карму...
Когда путешественники шли у подножия горного хребта, на Наклза то и дело сыпались обваливающиеся камни. Лизза вообще заметила, что пока с ней Наклз, несчастья случаются с ним, а не с ней. Он же покорно играл роль громоотвода.
И вот оба они уже находятся у подножия горы, которая отделяет Лиззу от города, вокзала, Соловьиных Рощ и долгожданного выступления на концерте. Наклз при помощи костяшек начал взбираться вверх, как он обычно это делает, а подруга повисла у него на шее в прямом смысле слова. Почти наверху... почти наверху... Без происшествий?! А вот и нет! Когда Наклзу оставалось пролезть ещё несколько метров, крохотный выступ скалы, на который он опёрся ногой, рассыпался и по камешкам полетел вниз. Ехидна потерял равновесие. Лизза от этого случайно соскользнула со спины хранителя. Но, казалось, всё обошлось: Наклз одной рукой схватил Лиззу за запястье, а другой ухватился за высунувшийся из породы скалы корень дерева, растущего наверху. Корень продержался секунд пятнадцать, а потом начал медленно переламываться напополам. И Наклз, и Лизза – оба они понимали, что корень не выдержит их веса.
«Думай, Наклз, думай!» - подгонял себя первый.
«О, нет! - сказала про себя вторая, - Господи, пусть я одна промучаюсь всю жизнь. Только позволь другим не страдать из-за меня! Нет, я не допущу, чтобы с Наклзом что-то случилось! Наверное, корень выдержит вес его одного...»
После этих мыслей Лизза изо всех сил дёрнула руку, помогая свободной рукой, вырвалась и камнем полетела вниз... Наклз остался висеть один. Действительно, корень не обломился. В душе у ехидны было странное чувство: частенько ему приходилось рисковать своей жизнью ради спасения других, но до сих пор никто не делал этого для него. Тем более странно, что первой это сделала девчонка, которая едва знала его...
- Лизза!!!!!!!! – закричал Наклз.
- Иза-за-за-а!! – отозвалось эхо.
А что же с Мимоуз? Она не разбилась, а краем юбки зацепилась за сук одного из деревьев того самого леска сомнительного происхождения. Девочка стала отчаянно махать руками и ногами, чтобы упасть на землю, отчего с её ноги слетел один сапог. И... его засосала трясина, которая была прямо под Лиззой. Она обрадовалась, что попытка освободиться была безуспешной, но... Сук действительно начал обламываться! Лизза невольно закричала и дёрнулась, отчего ветка сломалась. Мимоуз полетела вниз, но очутилась на руках у Наклза, который, планируя в воздухе, уносил её подальше от опасного места. Оказывается, хранитель спустился вслед за ней, услышал крик и поспешил на помощь!
- Как ты опрометчиво поступила! – сказал Наклз Лиззе, когда они уже сидели у подножия горы, - Ты ведь могла погибнуть!! Я бы что-нибудь всё равно придумал!!!
- Прости, я не хотела, я не... – по щекам Лиззы потекли крупные слёзы. Наклз понял, что переборщил, и прижал ехидночку к себе.
- Не реви, - попытался утешить он, но у него не было опыта в таких делах. – Ну, успокойся ты, всё кончилось же! – А потом добавил, - мне как-то не по себе, когда девчонки плачут...
Когда оба они добрались до вершины горы, с которой уже открывался вид на город, было уже очень темно.
- Сделаем привал, - решил Наклз. – А утром пойдём дальше.
Ночь. Наклз сразу же уснул. Видать, он много недосыпает, охраняя камень. А Лиззе сон никак не шёл. Она долго смотрела на звёзды. Потом перевела взгляд на Наклза. С наступлением темноты стало несколько прохладно, и ехидна съёжился во сне. Лизза нарвала травы и листьев, на скорую руку сплела из этого что-то наподобие одеяла и укрыла им Наклза. Посмотрела себе на ноги. Остался только один ботинок.
«Не может же Наклз вечно страдать из-за меня!» – решила она. Светло-жёлтая ехидна сняла с себя оставшийся сапог, положила его неподалёку, и отправилась в город босиком. Одна.
Утром Наклз проснулся с одной единственной мыслью: «Где Лизза?» Но поблизости ехидны не оказалось. На крики она тоже не отозвалась. Вдруг хранитель увидел полоску следов, идущих по направлению к городу.
«Я должен ещё раз увидеть Лиззу, потому что... – он шарил глазами вокруг, ища оправдание перед самим собой, - потому что она сапог оставила!» Ехидна схватил Лизкин ботинок и побежал по следу. Даже в городе, когда к этому следу примешались другие, потерять его было невозможно: среди следов от ботинок хорошо выделяется след босой ноги...
Наклз пришёл, нет, прибежал на вокзал. Впереди – толпа народа, услышавших объявление «поезд отправляется». «Наверное, это её поезд» - подумал ехидна и увидел ... Лиззу. Она шла к вагону. Наклз ринулся пробиваться через толпу, помогая себе костяшками. Но поток пассажиров был так велик, что беднягу запинали, а сапог выбили из рук. Плевать на сапог! Среди редкие просветы, появляющиеся от смены пассажиров, Наклз видел, как Лизза договаривается с контролёром, как входит в вагон.
- Лизза! – крикнул тот и с новыми силами бросился к поезду. Когда он стоял на посадочной площадке, поезд уже уехал. Из открытого окна последнего вагона высунулась Лизза, которая помахала Наклзу рукой и скрылась вместе с удаляющимся поездом.
«Эх, - вздохнул Наклз, - И надо же было ей садиться именно в тринадцатый вагон!»
Наклз повернулся, чтобы уйти, но тут заметил: где-то там, над голубой каёмочкой горизонта, где находится Изумрудное море, поднимаются ввысь столбы дыма. Ехидна, почувствовав недоброе, поспешил туда.

5) Вода.
События, о которых пойдёт речь, произошли в то время, когда Наклз сражался с роботами и возился с Лиззой.
Тэйлз уже долго копался в своей мастерской, строя новый двигатель по недавно разработанному проекту. Вытирая пот со лба, он на секунду бросил взгляд в окно и увидел Лунар. Она жестом приглашала лисёнка выйти на улицу. Тот послушно повиновался и, как только переступил порог мастерской, набросился с расспросами на невинно улыбающуюся девушку:
- Лунар, почему ты убежала? Что произошло? Может, я сделал что-то не так?
- Нет, нет, что ты, - ответила она. – Просто у меня был приступ головной боли. А я от этого просто схожу с ума!
- Надеюсь, в ближайшее время это не повторится... – прокомментировал лисёнок.
- Ты не сердишься?
- Нет, что ты!
- А... Тэйлз, знаешь, сегодня ночью будет видно появление огромной хвостатой кометы! Пошли, посмотрим! Классное зрелище!
- Ух, ты! – обрадовался лис. – А где это будет?
- Как я предполагаю, на берегу Изумрудного моря будет виднее всего. Так ты придёшь?
- Обязательно! А можно позвать друзей?
- Ну, конечно! И чем больше народу придёт, тем будет веселее!! – после некоторого молчания Лунар добавила, - Тэйлз, слушай, ты не можешь сделать мне ма-аленькое одолжение?
- Да, могу. А какое?
- Пожалуйста, сходи к Сонику, скажи ему, что мне надо с ним поговорить. Мол, извиниться за тот случай. Я бы сама – да не могу: дела! (в действительности же Лунар боялась чёрного изумруда).
- Хорошо! Я всё равно собирался к нему зайти, - ответил Тэйлз.
- Спасибо. Ах, да, чуть не забыла самое важное. Скажи Сонику, чтобы он ничего с собой не брал. Ну, совсем НИ-ЧЕ-ГО! – последнее слово девушка произнесла с особым ударением.
- Ладно. А зачем это? – поинтересовался лисёнок.
- Мм, это... Это так принято там, откуда я родом! – соврала Лунар.
Через пять минут Соник уже выслушивал Тэйлза, передающего послание Лунар. Он сразу понял, что под словом НИ-ЧЕ-ГО Лунар Иллюжн подразумевала изумруд Хаоса. Решив выполнить это условие и на пару минут расстаться с изумрудом, Соник положил его в коробочку, коробочку в тумбочку, которую закрыл на ключ. После этого синий вихрь понёсся на назначенное Лунар место.
- Соник! – сказала девушка, которая уже давно поджидала ежа. – Как хорошо, что ты пришёл!
- Ну-ну, - ответил ёж.
- Извини меня за моё прошлое поведение. Знаешь, - дальше Лунар заговорила шёпотом, - у меня аллергия на изумруды Хаоса.
- Да? – удивился ёж, хотя вполне допускал такой разворот событий, объясняющий поведение девушки на той поляне. – И давно?
- С момента появления на свет. Представляешь, сегодня вечером будет видна хвостатая комета. Пойдёшь посмотреть? Тэйлз идёт. Он сейчас оповещает остальных друзей.
- Здорово! А куда надо приходить?
- Это на берегу Изумрудного моря.
При слове «море» энтузиазма у Соника значительно поубавилось.
- Я вообще-то не уверен, что смогу прийти...
- Ничего страшного! Я тоже не умею плавать! – сказала девушка.
- Лунар, а откуда ты знаешь, что я не умею плавать? – удивился Соник.
Лунар Иллюжн замялась. Не могла же она сказать, что прочитала это в его мыслях! Но ей и не пришлось отвечать: с пронзительным криком «Соник!» на горизонте появилась ревнивая Эми, которая решила разобраться, в чём тут дело. Разбиралась он по-своему: вытащила молоток и замахнулась на Лунар. Но кувалда странным образом резко остановилась в сантиметре от девушки. Соник это заметил, но решил вопросов не задавать.
- Привет, я Лунар! – сказала девушка и добродушно улыбнулась Эми.
- А я Эми, - ответила ежиха, у которой после всего вышеизложенного боевое настроение сменилось обычным.
- Приходи вечером к берегу изумрудного моря: там можно будет увидеть появление хвостатой кометы.
- Да, правда? Как это романтично! – Эми закатила глаза и покраснела, - я обязательно...
Дальнейшего разговора Соник не слышал, потому что смылся сразу же после появления ежихи, чтоб избежать неминуемых последствий встречи с ней. Он решил всё-таки прийти посмотреть на комету не столько потому, что его интересовала сама падающая звезда, а потому, что надеялся разгадать тайну этой странной Лунар. И ещё он надеялся встретить там Хантер...
Алое пятно заходящего солнца становилось всё меньше и меньше, и в воде постепенно уменьшалось количество кровавой примеси. Опалённое море ласкало взгляд и успокаивало нервы.
- Если бы здесь была Хантер, она бы наверняка написала новое стихотворение! – сказала Эклипс, завороженная мягким плеском хрустальных волн, разбивающихся о прибрежные камни.
- Вряд ли, - ответила Джевел. – Её обычно не вдохновляют такие пейзажи. Сама знаешь, она терпеть не может романтику.
- Да, ты права, - ответила дикая кошечка, надув огромный пузырь жвачки, который лопнул и прилип к мордашке. Пока Клюша отчищалась от жевательной резинки, Джевел заметила идущую по побережью группу и помахала рукой. Вскоре к кошачьей парочке подошли Тэйлз, Эми, Руж, Крим с Чизом, Адита с Бучером и, конечно же, Лунар.
- А что, Соника до сих пор нет? – грустно спросила Эми, глядя на Джевел так, будто это из-за неё он отсутствует.
- А мне кажется, он придёт, - оптимистично заявила Эклипс, которая привыкла верить в лучшее. – А вообще что нам до него?
- Без Соника будет очень скучно... – протянула Эмка.
- Типа он тебя веселить придёт! – не растерялась Клюша. – Тоже мне: пуп Мобиуса!
Эми начала всхлипывать.
- Да придёт он, придёт! – попыталась успокоить её Джевел.
- Какая я несчастная! – в голос завыла ежиха.
- Ты даже не представляешь себе, какая ты счастливая... – вздохнула киска.
Эми вопросительно посмотрела на Джевел.
- Ты его хоть каждый день видеть можешь... А моё солнце светит далеко-далеко отсюда...
Эми, любительница подобных историй, отвела Джевел в сторонку, чтобы та рассказала ей поподробнее. В это время публику занимала Эклипс, рассказывая сотни анекдотов, которые знала наизусть.
- Так что там с солнцем, и где оно светит? – напомнила Эми.
- Была у меня любовь... Да что была? И сейчас она есть. Самым счастливым днём в моей жизни был тот день, когда ОН предложил мне дружбу! Но... не долго было моё счастье. Я надоела ЕМУ уже через неделю. Я молчала, когда ОН цеплялся к каждой юбке: пусть сравнит. Всё равно ко мне вернётся. И возвращался! Чуть что не так – бегом ко мне. Не к матери – ко мне! И я каждый раз верила, прощала и помогала, чем могла. А как только всё налаживалось – ситуация повторялась сначала. Так было до тех пор, пока ОН не встретил ЕЁ. Я видела их вместе. Они были так счастливы! И я отпустила ЕГО с НЕЙ.
- Как так? Отступила и всё? Но разве ты его не любишь? – глаза Эми расширились до таких пределов, что казалось: вот-вот они выпадут из орбит.
- В том-то и дело! – продолжала Джевел. – Я люблю ЕГО, ЕГО, а не себя. Поэтому я хочу, чтобы ОН был счастлив. Пусть не со мной, а с ней – это не так важно...
- Ты, наверное, ненавидишь ЕЁ? – спросила Эми, поднимая челюсть.
- За что мне её ненавидеть? За то, что она любит и любима?!
- Странно... Я так не могу! – заявила ежиха, переводя взгляд на Эклипс, которая недавно подошла к девчонкам. - И никогда не смогу! А ты уверена, что у этой парочки настоящая любовь?
- Если бы ты видела их глаза, то поняла бы, что это так...
- Глаза, глаза... – вмешалась Клюша. – Из этого ничего не следует!
- А что же, по-твоему, «настоящая любовь»? – спросила Эми.
- Вот, например, такой случай. Одна моя знакомая деваха отмечала день рождения. Домой завалилась в три часа ночи. По пути её вырвало в подъезде. И не однократно. Когда она пришла, её хахаль взял ведро с водой, тряпочку и быстренько убрал! Вот так-то! Плести романтическую чушь сможет каждый проходимец, но только тот, кто действительно любит, способен на подобный поступок, как этот парень!
Обменявшись мнениями, девушки примкнули к остальным. Эми заметила, что Соник всё-таки пришёл, и поспешила одарить его своими объятьями. Все остальные замерли в ожидании кометы.
- Доктор Эггман, взгляните на это! – Боко тыкал пальцем в монитор, на котором была изображена панорама берега Изумрудного моря и друзья, стоящие плотной кучкой.
- Отлично! – прокомментировал Эгг. – Я смогу уничтожить всех разом!
- Но как? – поинтересовался Деко.
- С помощью моего нового робота, конечно!
- Какого? – в один голос спросили Деко и Боко.
- Несите карты. Узнаем.
Селекшн Машин не заставила себя долго упрашивать.
- Превосходно! Blaster!
Этот робот мог выбрасывать бомбы, находясь очень далеко от места, где произойдёт взрыв.
- Вот она! – закричала Лунар. Все посмотрели на небо и увидели яркую и прекрасную хвостатую звезду. Все загадали желания. О том, чего хочет Эми, можно было догадаться.
Вдруг Соник посмотрел в сторону и увидел знакомую до боли фигурку.
- Я сейчас вернусь! – крикнул ёж, собираясь бежать.
- Я с тобой! – ответила Эми, прицепившись к его шее.
«Ну ладно, пускай! Всё равно от неё не отвяжешься!» - подумал Соник.
На расстоянии нескольких километров от того места, где стояли все, на берегу сидела Хантер. Она тоже загадала желание. (Это желание остаётся тайной даже для меня, её создательницы). В голове Хантер родилось четверостишье:
По чёрному небу в ночи пролетела звезда,
Осталась на небе белеть от неё борозда.
Мы, глядя на звёзды такие, по-детски глупим,
Желанные мысли подняв из душевных глубин.
Хантер не понравилась рифма «глупим – глубин». Как-то всё размыто вышло... Конечно, есть такая твёрдая форма стихосложения, целиком построенная на подобных рифмах, но Хантер предпочитала более понятные рифмы. Типа «звезда – борозда». Она проговаривала вслух последние строчки, чтобы решить, что с ними делать, но её перебили.
- А ты всё стихи сочиняешь? – сказал только что прилетевший синий вихрь, обретший очертания ежа, на которого прицепилась ежиха.
- А ты всё бегаешь? – ответила Хантер вопросом на вопрос.
- Естественно! – Соник закатил глаза и гордо продолжал, надеясь произвести обычный эффект: - Кому, как ни мне этим заниматься! Я же самый быстрый парень на планете!
Но ёж просчитался. Эффект был прямо противоположный.
- Не слишком-то гордись этим, а то судьба таких наказывает, - отвернувшись ответила Хантер.
«Какая грубая, - подумала Эми. – Если бы Соник так ко мне бегал, я бы умерла от счастья! А эта и нос воротит!»
- Не смей обижать Соника, или...! – завопила ежиха. В ответ на это гиена повернулась, смерила её взглядом и с усмешкой спросила:
- Что или?
Эми достала кувалду и демонстративно помахала ей перед лицом Хантер. Та не изменила выражения лица. Соник был уже не рад, что ежиха притащилась сюда, и посмотрел на небо. И на небе он увидел повод разрядить обстановку:
- Смотрите! Ещё одна комета!
По небу и впрямь что-то двигалось. Но когда ЭТО подлетело поближе, все поняли, что ёж ошибался. Так называемая комета рухнула в море, но где-то далеко. Раздался страшной силы взрыв; на том месте, куда упала бомба, поднялась гигантская волна и пошла к берегу. Соник не сразу сообразил, что делать. Один-то бы он вмиг скрылся от стихии. Но нужно защитить девушек!
- Соник! – раздалось с неба через рёв мотора, - Прыгайте к нам!
Самолёт Тэйлза, спешившего на помощь, был забит народом. Рядом летела Клюша на своём незаменимом мотоцикле. С ней были Джевел, Крим и Чиз. Остальные же сидели в самолёте, как сельдь в консервной банке.
Бомбы разрывались всё ближе. На горизонте показалась фигурка робота, который решил подлететь поближе для пущей меткости. Эггмана с ним не было. Видать, злодей не решился присутствовать на таком опасном сражении.
Соник взял Эми на руки и приготовился для прыжка.
- Хантер, спасайся с нами! – сказал он.
- У меня другие планы, - ответила гиена. С этими словами она сжала руку в кулак и разжала вновь. На её ладони появился чёрный изумруд.
- Но ты же говорила... – начал Соник.
- Знаю, это опасно. Но выбора нет! – и Хантер вскочила на изумруд, превратившийся в огромную чёрную птицу, достала своё смертельное оружие. Это была гигантская булава с тяжеленной гирей с шипами. Птица взлетела и направилась к роботу, минуя бомбы, свистящие в нескольких сантиметрах от неё. Соник прыгнул на Торнадо Х, оставил Эми с её кувалдой там, а сам изловчился и с разбега сиганул в небо. Он приземлился рядом с Хантер на птицу, причём так внезапно, что та чуть не потеряла равновесие. Робот выбросил последнюю бомбу куда-то вверх. Хантер воспользовалась этим и с размаху ударила робота булавой. От этого в нём появилась сквозная дыра. Соник услышал крик Тэйлза «Кольцо!», поймал последнее и, свернувшись в синий шарик, пробил робота насквозь ещё раз. Этого железный монстр не выдержал и рухнул в море.
Казалось бы, это конец... Но вдруг из воды начал исходить странный красный свет. Из света выглянули мерзкие, бесформенные тени.
- Это и есть Они? – спросил Соник у Хантер. Та кивнула головой и добавила.
- Им нужен изумруд. И они могут его забрать...
С течением времени теней стало всё больше, и они были всё уродливее и уродливее. Эми вырвало. Крим упала в обморок.
- Азатот! – закричала Адита, встав на нос самолёта и выставив вперёд свой волшебный жезл. – Убирайся назад, в Пустоту, и прихвати своих слуг!
Крыса направила свой жезл в сторону теней. Началось противоборство.
- Я помогу! – крикнула Хантер, и птица полетела в нужную сторону. Но... бомба, которую последней выбросил робот, вновь упала с неба и разорвалась прямо под Хантер и Соником. Гиена полетела куда-то на берег, в древесные заросли, а ежа выбросило в море. Изумруд исчез.
Увидев, что Соник упал в воду, Лунар прыгнула за ним. В метре от водной поверхности, пользуясь тем, что все отвлеклись схваткой Адиты, она успела поймать лунный луч. Её ноги превратились в хвост русалки. Она схватила за руку ежа, падающего на дно, и поплыла с ним к берегу.
В это время тени потеряли из виду изумруд, и свет начал меркнуть. Но чья-то рука, покрытая слизью, вытянулась из огненно-красного сияния и схватила Адиту за шею, увлекая за собой. Бучер вылез из кабины, чтобы помочь ей: но было уже поздно. Они увлекли Адиту за собой и исчезли вместе с ней.
Когда всё стихло, самолёт и антигравитационный мотоцикл приземлились на берег, куда Лунар Иллюжн, уже обретшая нормальную форму, вытащила Соника. Эми первая выскочила из кабины и бросилась к ежу, который ещё не пришёл в себя.
- Лунар, - спросил Тэйлз, - Ты же говорила, что плохо плаваешь?
- Я быстро учусь, - ответила она и улыбнулась.
Соник с трудом открыл глаза. Первое, что он почувствовал, это острая головная боль и объятия ежихи. «Ах, Соник! Я думала, что ты погиб, и мы никогда не увидимся!» - трещала она. Когда Эми, наконец, отклеилась от Соника, все поймали его испуганный взгляд.
- Что с тобой, Соник? – тревожно спросил лис. В это время к месту событий подошёл Наклз и вместе с остальными уставился на Соника.
- Я... я ног не чувствую...

@темы: Соник икс, грустно

URL
Комментарии
2007-11-29 в 20:18 

Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
6) Просветляющая кувалда.
Соник проснулся в больничной палате. Он не помнил, как его отвезли в сюда, что с ним было по дороге, когда он уснул и т.д. Ёж посмотрел в окно и увидел полоску света, пробивающегося сквозь дырочку в плотных шторах. В помещении царил полумрак. Примерно то же самое было и у Соника внутри. Сейчас он не думал ни об изумруде, ни о Хантер, ни о Нём и Них... Его интересовал лишь один вопрос: как скоро он сможет ходить. Ног ёжик по-прежнему не чувствовал, как будто их у него и не было. Сонику послышались чьи-то тихие голоса. Через щелку неплотно запертой двери можно было разобрать, что идёт беседа. Женский и мужской голос вели диалог. Мужской всё больше коротко спрашивал, а женский давал развёрнутые ответы. Он-то и интересовал Соника больше всего. Речь шла непосредственно о его самочувствии. Ёж не многое разобрал, но этого было вполне достаточно: «Передние и задние рога спинного мозга... Эфферентные нейроны... Двигательная функция... Умывает руки... Никогда...» Дальше Соник уже не слушал. «НИ-КОГ-ДА» - нараспев повторил он несколько раз. Сейчас ему хотелось вскрыть себе вены и завыть. На глаза сами собой наворачивались слёзы, которые ёж был не в силах остановить. Погружённый не в самые радужные мысли, Соник не слышал, как голоса смолкли, как скрипнула дверь и из дверного проёма вышел Бучер, как он сел на кровать и уставился на грустного ежа.
- А у тебя здесь неплохо: темно!
- Бучер? не ждал, если честно, - сказал Соник. – Раздвинь занавески, пожалуйста: хоть на солнце посмотреть, что ли... Я б и сам, да, видишь, калека... На всю жизнь...
- Значит, ты всё слышал, - подытожил Буч, подойдя к окну и одним движением руки наполнив комнату светом.
- Слышал, - отозвался Соник. – И не рад этому.
- Вот что, Соник, - заговорил крот, присев на край больничной койки и уставившись ежу прямо в глаза. – Совсем недавно я тоже был инвалидом. По зрению. Но этого почти никто не замечал. А знаешь, почему?
- ??
- А потому, что я понял: тебя считают калекой, только если ты ведёшь себя, как калека. А если не подаёшь виду – ты обычный полноценный парень! Во всяком случае, из любой ситуации есть выход. Просто мы не всегда видим его.
- И какой же выход из данной ситуации? – спросил слегка успокоившийся Соник.
- Если на обычную медицину рассчитывать нельзя, то надо применить нетрадиционную. Вот если бы Адита была здесь, она бы тебя разом вылечила! Но её унесли Они...
- И как вы собираетесь её спасать?
- Что значит «вы собираетесь»? И вы собираетесь! – Буч сделал ударение на «вы».
- Но я же больше не могу бегать...
- Да что ты будешь делать!! Я что, не ясно выразился?! Ни это, ни что-либо ещё не освобождает тебя от участия в спасении Адиты. В конце концов, мы найдём способ тебя вылечить. Возможно, даже через чёрную магию... – Бучер задумался после этих слов. Соник последовал его примеру. Только крот вспоминал Адиту. А мысли Соника был иные.
«Хантер... А ведь она могла бы помочь мне... Но она не придёт никогда...»
- Ну, ладно, мне пора, - сказал Буч, выйдя из мира раздумий в реальный мир. – Ты тут не скучай: через полчаса начнётся приём посетителей, и к тебе уже целая орава собралась.
- Если приём начнётся через полчаса, как же ты сюда попал? – недоумённо спросил Соник.
- У меня есть свои способы, - ответил крот, который явно не хотел распространяться об этих способах.
Через пять минут принесли завтрак. Покончив с ним, всё оставшееся до визита друзей время он провёл в бесплодных размышлениях о насущных проблемах. Но вот коридор наполнился шумом, гамом и суетой. Послышались голоса. Солировал голосок Эми. Она первая ворвалась в палату с огромным тортом собственного приготовления. А за ней последовали все остальные: все, кто был во время катастрофы, кроме Бучера и Адиты, разумеется. И кроме Хантер.
- Соник! – заверещала Эми, - Как ты себя чувствуешь? – и, не дождавшись ответа, продолжала, - Этот торт я приготовила сама специально для того, чтобы ты скорее поправлялся!
- А вот мой гостинец, - сказала Джевел, дождавшись, пока ежиха замолчит, и протянула Сонику термос. – Это – специальный настой целебных трав, который способствует поддержанию гомеостаза. Макробиотический продукт!
При словах «гомеостаз» и «макробиотический» все молча повернулись и посмотрели на киску. Она засмеялась и продолжила:
- Скажем, это для иммунитета. В общем, пей – будет только лучше!
- Соник, ну как ты здесь? – спросил Тэйлз.
- Да, в общем, нормально! – Соник вспомнил диалог с Бучером. В нём снова проснулся герой. – Мне здесь даже нравится: лежишь, как король, ничего не делаешь, а все вокруг тебя носятся... Рай!
Обменявшись с ежом ещё парочкой фраз, лис подошёл к медсестре и начал с ней о чём-то тихонько говорить. Она рассказала ему всё то, что говорила и кроту. После познавательной беседы изменившийся в лице Тэйлз отозвал в сторонку Эми и Наклза и передал им слова медсестры. Рядом с ними летал Чиз. После рассказа лисёнка ехидна тут же выбежал из палаты, а ежиха со слезами на глазах сначала подскочила к Сонику, крепко обняла его, а потом тоже скрылась за дверью. Все остальные уже догадывались, в чем дело.
Наклз бежал изо всех сил. «Я знаю, как спасти Соника! Если я сделаю это, то докажу всем, что я лучше него!» Ехидна направлялся в пещеру, где последний раз видел дьяволиц. Он думал, что Темптейшн может действительно помочь. И, если честно, Наклз был прав. Вот только по прибытии на место ехидна обнаружил, что дьяволиц в пещере уже нет. Разочарованный, Наклз побежал на бывший остров Демонов, но это уже так, для успокоения души. Эффект был тот же, разве что душа успокоилась. После этого ехидна решил, наконец, вернуться на остров Ангелов и приступить к исполнению своих обязанностей. По его прибытии на остров Круэл Фрей там уже не было. Зато около изумруда стоял какой-то маленький мальчик в тоге, глаза и волосы его были зелёного цвета, даже кожа была с таким же оттенком, казавшимся немного болезненным.
- А ты ещё кто? – удивлённо спросил Наклз.
- Я Эмеральд, - ответил мальчик и заулыбался простодушной детской улыбкой.
- Убирайся отсюда, пока я тебя не выставил! – грубо произнёс хранитель, в ответ на что Эмеральд громко и звонко рассмеялся и прыгнул на изумруд, после чего исчез. Казалось, будто он провалился в камень, как в яму. Поражённый Наклз подбежал к изумруду, ощупал его со всех сторон и, убедившись, что камень цел, и не найдя озорника, попытался забыть об этом инциденте.
Эми неслась по лесу, держа кувалду наперевес. «Ну, сейчас я ей!» - думала она. После пятнадцатиминутной пробежки ежиха нашла того, кого искала: на стволе вывернутого с корнем дерева сидела гиена, на руке которой восседал чёрный ворон. Хантер была спиной к Эми. Последняя, торжествуя, замахнулась молотком, разбежалась и опустила кувалду на спину гиены. Но за секунду до удара Хантер резко повернулась, выставила вперёд ладонь ребром, и молот Эми разлетелся на мелкие кусочки. Ежиха была психологически не готова к такому развороту событий и на секунду застыла от изумления. После этого она вновь пришла в себя и бросилась на Хантер.
- Это всё ты виновата, тыыы! Ненавижу тебя!

URL
2007-11-29 в 20:19 

Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
- Объясни спокойно, - сказала гиена, отстраняя удары Эми. Лицо её, и так не славившееся красотой, после того взрыва стало ещё более отталкивающим. Ухо было разорвано, а правый глаз пересекал огромный и глубокий свежий шрам.
- Что тут объяснять?!! Ты сначала хотела утопить моего Соника в озере, потом свела его с ума, затащила на какое-то кладбище...!!!!! А теперь он в больнице! Это ты всё подстроила!!!!!! – вопила ежиха.
- С чего ты взяла? – всё так же тихо и спокойно сказала гиена.
- А с того, что ты сначала сказала ему, что, мол, судьба не любит, когда хвастаются. А потом сделала всё так, чтобы Соник никогда больше не смог ходить! И даже в больницу к нему не пришла!!!
- А я должна была?
- А сама как считаешь? – Эми вдруг обессилено упала на колени, закрыла лицо руками и сквозь громкие рыдания и всхлипывания продолжала, - Он ведь всю дорогу в больницу бредил. Одну тебя вспоминал! А ты... Ты тварь!
Хантер опустилась на колени рядом с Эми, обняла её за плечи и почти что шёпотом сказала:
- Эмичка, спасибо!
- За что? – спросила ежиха, поднимая глаза и вытирая слёзы, - За то, что нахамила и с кувалдой бросилась?
- Да ты же мне глаза раскрыла!
Хантер позвала за собой птицу и скрылась среди деревьев, оставив поражённую Эми недоумевать дальше. Гиена поняла, что переигрывает. Даже если Хантер хочет полностью оградить ежа от себя, проявить элементарную сострадательность она просто обязана.
Приём в больнице окончился. Друзья Соника вереницей стали выходить из его палаты, как вдруг раздался тревожный голосок Крим:
- Ой, а где Чиз?
Все всполошились и стали искать пропавшего чао. Крим разрыдалась на всю больницу. Прибежал персонал и тоже стал искать Чиза, чтобы успокоить Крим. После пяти минут бесплодных поисков в конце коридора раздался крик кого-то из служащих:
- Да вон он, летит!
Все выскочили на крыльцо и увидели чао. Он был не один. За Чизом вприпрыжку бежала ехидна песочного цвета с голубыми глазами.
- Тикал! – обрадовано крикнул Тэйлз. – Ты пришла помочь Сонику?
- Маленький чао позвал на помощь, а я пошла за ним, - ответила ехидна. – Расскажите, что случилось, и я попытаюсь помочь.
Через пятнадцать минут Тикал сидела на койке рядом с Соником. Больше в палате никого не было. Ехидна не хотела, чтобы ей мешали. Процесс исцеления начался. Тикал прикоснулась рукой к ногам Соника, и камень на ободке загорелся голубым огнём.
- Что-нибудь чувствуешь? – спросила ехидна.
- Нет пока, - ответил ёж.
- А сейчас?
- Нет.
- Сейчас?
- Не-ет...
- Энергии маловато... – Тикал вытерла пот со лба, вздохнула и изрекла, - Сейчас попытаюсь выжать из этого камня всё, что можно!
С этими словами ехидна крепко зажмурилась от напряжения, а камень засветился так, что ослеплял глаза. Но энергии по-прежнему было мало. Соник уже начал отчаиваться, как увидел чёрный луч, который упал на камень Тикал. Ёж посмотрел в окно и увидел, что этот луч исходит от чёрного ворона, летающего над силуэтом гиены, сидящей на дереве. Лицо синего ежа просияло. В этот момент он почувствовал острую боль в ногах, которая прошла так же внезапно, как и возникла. Тикал открыла глаза, и поток чёрной энергии прекратился.
- Ну вот, я тебя вылечила! – торжественно произнесла ехидна.
- Спасибо, - сказал Соник, но как-то сухо и не отворачиваясь от окна. Тикал этот ответ не понравился, и она тоже посмотрела в окно, чтобы понять причину такого поведения Соника. Увидев Хантер, она понеслась к тому месту, где сидела гиена.
- Ведьма! Злодейка! – крикнула Тикал.
- И тебе тоже добрый день, - ответила Хантер, взирая с высоты ветки, на которой сидела.
- И ведь даже не помогла Сонику. А ведь он из-за тебя пострадал!
- Я его с собой не звала, - ответила гиена и спрыгнула. Ей не нравилось, когда на неё смотрели снизу вверх.
- И ещё: я давно хотела тебе сказать. Ты думаешь, что кто-нибудь поверит в то, что ты хочешь сделать добро, когда прикарманишь изумруды?
- Я прикарманю???
- Конечно! Вся эта болтовня про гармонию – чушь! А твой чёрный камушек – подделка! Даже дети знают, что изумрудов семь! И ты хочешь завладеть ими и творить зло, ведьма! Самое ужасное, что для осуществления своих коварных замыслов ты используешь невинного ребёнка!
- В одном я с тобой согласна, - ответила Хантер, - Так это в том, что подло использовать Крим, если я сама не могу сделать это. Но цель того стоит. А с Крим ничего не случится.
- И ты думаешь, что я тебе поверю?
- И ты думаешь, что мне важно, веришь ты мне или нет? – с этими словами Хантер пошла прочь, оставив Тикал стоять на том же месте.


URL
2007-11-29 в 20:19 

Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
Как раз об Эми Соник сейчас и подумал, потому что она направлялась прямо к нему и Хантер, держа в руках новую кувалду.
- О чём это вы шепчетесь? – недовольно спросила она, но тут посмотрела на круг и красный свет из него и забыла, за чем пришла... Потом, опомнившись, ежиха схватила Соника за руку и со словами «Пойдём отсюда, Соник!» попыталась потащить бедного ежа за собой, но оступилась и упала... прямо в круг, где и исчезла. Соник полетел за ней. После этого врата мгновенно закрылись.
- О, нет! – подумала Хантер. Когда по ту сторону врат находится кто-либо, кто не сведущ в магии, их можно открыть только изнутри...
Соник очнулся. Было очень темно, и ничего вокруг не было видно. Стояла абсолютная тишина.
- Эми! – закричал ёж. – Ты здесь, Эми? Отзовись!
И откуда-то издалека донёсся слабый голосок:
- Соник! Я здесь!
Ёж точно не понял, в каком направлении нужно идти, но, повинуясь интуиции, сдвинулся с места, крикнув.
- Стой на месте! Я иду к тебе!
Соник медленно пошёл. На шестом шаге его ноги провалились во что-то липкое и тягучее. В тот же миг тьма рассеялась, и ёж увидел, что стоит в какой-то серой слизи, по поверхности которой пробегают мелкие волны, впереди него стоит Эми, сама в такой же слизи, и зовёт на помощь. А позади Эми виднеется некий замок довольно неблаговидной наружности. Соник сделал ещё шаг по направлению к ежихе, и его ноги очутились на абсолютно сухой поверхности, всё заполнилось сплошным белым светом. Казалось, будто ёж заперт в белой комнате, где возле стены стоит ежиха и всё также зовёт на помощь. Шагнув ещё раз, ёж очутился на поляне, усыпанной цветами, но цветы эти были выше самого Соника. Над ними кружили огромные бабочки. А впереди всё так же стояла Эми. Сделав ещё шаг, Соник почувствовал, что стало невыносимо жарко. Перед его носом полыхало пламя! А в центре пылающего круга стояла Эми. Вид у неё был немного растерянный. Хоть Соник стоял уже довольно близко к ней, казалось, что она глядит не на него, а сквозь него. Сам факт, что ежиха находится в пламени, заставил Соника в три прыжка очутиться возле неё. Во время пути в глазах очень сильно рябило, и ёж испытывал довольно противоречивые ощущения. Добравшись, наконец, до ежихи и взяв её за руку, Соник вновь очутился в кромешной тьме.
- Эми! Ты же только что стояла посреди пламени! – удивился ёж.
- Я? – не менее удивлённо переспросила Эми. – Я была вот здесь. И тут очень темно. Пошли отсюда.
- Пойдём, - Согласился ёж. – Пока не случилось чего...
На этот раз Соник решил идти не прямо, а вбок. После этого шага ёж и ежиха очутились в старом коридоре. Видимо, они были внутри того замка, который видел Соник. Стены коридора были сплошь усеян дверьми.
- Куда мы пойдём? – спросила Эми ежа. Но ответил совсем не Соник. Голос, раздававшийся «из ниоткуда», был похож на Адитин.
- Откройте первую попавшуюся дверь, но прежде, чем зайти, подумайте, где и с кем хотели бы оказаться.
- Эми, постарайся ни о чём не думать, -попросил Соник. Доверься мне!
- Конечно! – закричала ежиха. – Ведь ты же мой герой!!!
Ёж толкнул дверь, находящуюся справа от него и вошёл. То, что увидела Эми, это яркий свет, поляна, заполненная солнцем, и Адита.
- Адита, расскажи, где мы? Как выбраться отсюда? – завалил её вопросами Соник. – Это ты нам помогла?
Крыса усмехнулась и ответила:
- Всё, что ты видишь – лишь иллюзия. На самом деле вы находитесь всё в том же кругу. Вы как будто уснули. Главное – вовремя проснуться...
- Но как, как, как? – торопил её Соник. – Как это сделать?
- Ты знаешь ответ и сам, - сказала знахарка. – На уровне подсознания... А теперь мне пора. У меня здесь остались дела.
- Но разве тебя не похитили? – спросила Эми.
- Похитили. Но мне это только на руку. Захочу – уйду. А сейчас мне необходимо вернуть кое-что...
Знахарка начертила в воздухе круг своим жезлом, и в результате образовался проход. Он вёл в тот коридор, где недавно были Соник и Эми.
- Адита... А можно с тобой? – спросил Соник.
- Да чего же нельзя-то?
Ежи скользнули в коридор вслед за старой крысой. Они долго блуждали между дверей и комнат, закоулков и разветвлений коридора-лабиринта, как вдруг Адита остановилась посреди одной из комнат. Здесь было почти пусто. Вокруг – только каменные стены без какого-либо намёка на окна. Темно? Нет. Свет исходил от небольшого пьедестала, стоящего посреди комнаты. Все трое подошли поближе. На пьедестале лежал старый и засаленный листок бумаги формата А4 с потрёпанными краями. На нём старинными буквами было выведено всего две строчки. Какие, Соник и Эми не узнали: Адита быстро схватила светящуюся бумагу и сунула под подол. Видимо, эти небольшие сведения были чрезвычайно важны для неё.
- Теперь мне здесь больше нечего делать. Я возвращаюсь. – Сказала довольная крыса. – Вы со мной?
- Конечно! – закричала Эми.
- Идите, я вас догоню, - сказал Соник, который что-то усиленно рассматривал на крохотном столе, втором и последнем значимом атрибуте этой комнаты.
- Хорошо, - ответила Адита. – Пойдём, Эми.

URL
2007-11-29 в 20:20 

Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
7) Йог-Сотхотх.
Хантер сидела у озера и тщательно изучала старую, пыльную книгу.
«Взывай к ужасному Азатоту, когда Солнце находится в знаке Овна, Льва или Стрельца; когда Луна идет на убыль, а Марс соединяется с Сатурном. Могучий Йог-Сотхотх ответит на твой призыв, когда на празднество урожая Солнце пребывает в огненном жилище Льва. Чудовищного Гастура призывай в Ночь Свечей, когда Солнце в Водолее, а Меркурий укреплен благоприятным аспектом тригона. Великого Ктулху позволено тревожить лишь в ночь Хэллоуина, когда Солнце пребывает в жилище Скорпиона и восходит Орион. Когда Хэллоуин совпадает с новолунием, сила твоих заклятий будет наибольшей. Шаб-Ниггурата заклинай в ту ночь, когда на холмах пылают костры Бельтана, а Солнце пребывает во втором знаке. Повтори обряды Дня Креста, и Черный появится пред тобою».
«Господи, как всё сложно! - сказала гиена, отложив книгу, - И как Адита в этом разбирается? Видимо, я никогда не узнаю этого, пока не спасу Адиту. Выберу подходящее заклинание, вызову Древнего, сражусь с ним. Конечно шанс того, что всё пройдёт гладко, очень и очень мал, но выбора нет. Бучера брать не буду: с ним только сложнее».
Потом гиена вновь открыла рукописи и стала подбирать заклинание.
«Азатота точно звать не буду: я слишком слаба. По-моему, хоть душа Азатота и обитает в Йог-Сотхотхе, но это же врата! Наверное, я смогу войти и найти Адиту а царстве Хаоса...»
Хантер перелистала страницы и нашла нужное. Она сразу же приступила к делу, действуя по инструкции.
«Дабы устроить Врата, через которые Они могут явиться тебе из Внешней Пустоты, надлежит установить в особом порядке одиннадцать камней. Сперва следует расставить четыре главных камня, которые укажут направления четырех ветров, каждый из которых дует в свою пору. На Севере воздвигни камень Великого Холода, который станет Вратами для зимнего ветра, и вырежи на нем знак Земного Быка: На Юге (на расстоянии пяти шагов от камня Севера) установи камень зноя, через который дуют летние ветры, и изобрази на нем метку Льва-змеи: Камень вихрей надлежит поставить на Востоке, где происходит первое равноденствие. Вырежи на нем знак того, кто поддерживает воды: Врата Ураганов должны отметить точку крайнего Запада (на расстоянии пяти шагов от камня Востока), где Солнце умирает по вечерам и возрождается ночь. Укрась этот камень эмблемой Скорпиона, хвост которого достигает звезд: Затем установи семь камней Тех, кто странствует в небесах, разместив их вокруг четырех внутренних Врат таким образом, чтобы их противоречивые влияния сконцентрировались в точке силы. На Севере, за камнем Великого Холода, на расстоянии трех шагов помести первый камень - камень Сатурна. Далее на равных расстояниях расположи по кругу по часовой стрелке камни Юпитера, Меркурия, Венеры, Солнца и Луны, пометив каждый соответствующим знаком. В центре этого сооружения надлежит установить Алтарь Великих
Древних, запечатав его символом Йог-Сотхотха и могущественными Именами Азатота, Ктулху, Гастура, Шаб-Ниггурата и Ньярлатхотепа. И камни эти станут Вратами, через которые ты призовешь их из Пустоты, лежащей за пределами времени и пространства».
Совершив все вышеуказанные процедуры, Хантер увидела, как из Магического круга пошёл тот самый красный свет, через который Они явились тогда, когда унесли Адиту. Хантер приготовилась ступить в круг, как её остановил голос.
- И ты собираешься проделать это одна? – рядом стоял Соник и с неким любопытством оглядывал круг.
- Да, - ответила гиена.
- Я с тобой! – сказал ёж и пошёл к кругу, но Хантер остановила его.
- Шутишь, что ли? Я даже Бучера с собой не взяла!
- Но тебе нужна помощь...
- Нужна, да. Но не такая. И почему ты вечно меня преследуешь?!
- А, может, я тебя люблю!!! – вырвалось у ежа.
Соник, конечно, думал о том, что когда-нибудь признается Хантер в любви, но он даже и предположить не мог, что его слова прозвучат, как упрёк. Тем более он не хотел говорить это именно здесь и именно сейчас. Просто вырвалось.
- Соник, - как-то тихо и ласково заговорила Хантер. – Соник, посмотри на нас! Ну, какая любовь может быть между ежом и гиеной? Тем более что я – некрасивая ведьма. И, по логике, мы враги. Ты должен, как и все, защищать изумруды от меня, а не помогать мне. Ты же Супер-ёжик... А об Эми ты подумал?

URL
2007-11-29 в 20:21 

Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
Ежиха послушно побежала за знахаркой, поминутно оглядываясь на Соника, пока он не пропал с её поля зрения. Соник же и не думал сейчас идти за крысой. Он нашёл то, что очень заинтересовало его. Перед ним лежал документ с Того мира, заголовок которого гласил: «Список душ преступников и ведьм, определённых в преисподнюю». Он отчаянно перелистывал страницы. Имена были расписаны в алфавитном порядке, а с правого края имелся особый столбец, куда ставились галочки в случае безапелляционного отправления души в ад. В некоторых случаях под именем располагались краткие сведения, подтверждающие тот или иной приговор. Наконец, взгляд Соника остановился. Перед ним красовалось имя «Hunter Hyena witch-ХІІІ». Значит, в её родословной было 12 ведьм. Она – тринадцатая. Боковым зрением Соник уже видел, что в столбце справа стоит пометка. Но ёж не хотел верить в то, что Хантер – зло. Набрав в грудь побольше воздуха, он перевёл взгляд вправо и увидел жирный вопросительный знак. На сердце сразу как-то полегчало. Да, Соник знал, что Хантер не идеальна, в чём убедился на практике, и неоднократно. Но не настолько же она плоха, чтобы отправлять её в ад! Теперь Соник возложил на себя миссию предупредить Хантер, что судьба её души под вопросом, что ещё не поздно всё исправить, и этим заработать хотя бы уважение в её глазах, прекрасных синих глазах.
- Адита, можно тебя спросить? – робко сказала Эми, пользуясь тем, что осталась со знахаркой наедине.
- Спрашивай, - неохотно ответила крыса.
- А ты умеешь заглядывать в будущее?
- Говори конкретно, что тебя интересует, - сухо сказала Адита.
- Скажи, Адита, Соник... Соник женится на мне?
- Конечно. Я тебе это и без магии скажу.
- Я знала!! – завопила ежиха на весь замок. – Я знала, что он меня любит!!!!!!
- Замолчи. Не любит он тебя.
Выражение лица Эми сразу же изменилось.
- Но ты же сказала, что он женится на мне...
- Да. И была права.
- Но тогда как же...
- Вот скажи мне, ты влюблена в чашку кофе, которую выпиваешь по утрам?
- Не-ет... А причём здесь это?
- Да притом, что Соник твой в тебя тоже не влюблён. Он к тебе привык. Казалось бы, никаких особых чувств, но если ты вдруг уйдёшь из его повседневной жизни, для него это будет настоящая катастрофа. Привязанность – более крепкая и верная основа для союза, чем переменчивая любовь, которая рано или поздно разбивается об обыденность буден и элементарные житейские проблемы...
- А Хантер? Её он любит?
- Вот тут ты оказалась права. Бедняжка Хантер... Если бы она открылась Сонику с самого начала, он бы не обратил на неё внимания. Но нет же! Она постоянно убегает, прячется от него, пытаясь претворить в жизнь поговорку «с глаз долой – с сердца вон». Но с Соником этот номер не проходит. Наоборот, эффект получается самый что ни на есть противоположный: вечная загадка, нерешённый вопрос только притягивают ежа, создают излишнюю заинтересованность. Также Хантер – первая девушка, которая отвергла Соника. И именно это послужило началом к зарождению в его сердце чувства. Насколько это чувство сродни любви, я не знаю. Возможно, если Соник добьётся ответной любви, по крайней мере, увидит проявления того чувства у Хантер к нему, он тут же охладеет. Но, видно, этому не бывать...
- А сама Хантер? Она его любит или нет?
- Не знаю, - неуверенно сказала Адита.
- Как не знаешь? – удивилась Эми. – Ты же всё знаешь? Ты же умеешь читать мысли?
- Понимаешь, - начала объяснять крыса, - Хантер тоже превосходно читает мысли. А те, кто может это делать, также имеют способность блокировать доступ ко всем или некоторым собственным мыслям. Вот у Хантер, например, просмотр всего раздела, связанного с Соником, не доступен.
- Значит, она его всё-таки любит...
- Не знаю... Видишь ли, она не держит в тайне как самые хорошие, так и сааме что ни есть дурные мысли. А это редко у кого встречается. Обычно плохие думы стараются скрыть от всеобщего обозрения. А она этого не делает, хотя и может. Редкая честность! Давай не будем гадать по поводу отношения Хантер к Сонику, раз она не хочет, чтобы другие знали об этом.
Крыса остановилась. Ежиха вслед за ней сбавила шаг. Перед ними начинался какой-то туман.
- Вот здесь и находится один из выходов, - сказала Адита. – Это самый простой и доступный из них.
- Стой-ка, - вдруг сказала Эми. – А разве мы не должны были встретить Их?
Глаза Адиты чуть не выскочили из орбит. Она схватилась за голову и закричала:
- Зачем же ты это сказала? Ведь Они не могут навредить нам, пока мы не вспоминаем о Них!!!
В это время прямо сзади начал расти какой-то силуэт.
- Но я не знала... – оправдывалась ежиха. – А почему ты сразу не предупредила об этом?
- Если бы я это сделала, сама бы вспомнила о них... – Адита схватила Эми за руку. – Бежим!
- Но там же Соник!!! – вспомнила Роуз.
- Он справится, - говорила крыса, увлекая Эми за собой в туман. – Соник знает, что делать. На уровне подсознания. А в критически ситуациях такие знания всегда всплывают наружу. Учитывая, что сейчас ситуация как раз критическая, то за него не стоит волноваться.
«Если Адита так уверена, что Соник справится, значит, у неё есть причины так полагать», - заключила Эми, но всё ещё переживала. Да кто на её месте остался бы равнодушен? Бучер, разве что...
Адита уводила Эми всё дальше от мерзкого силуэта. Туман стал совсем густой, и дороги не было видно. Через пятнадцать минут ходьбы крыса изрекла: «Тебе – сюда, мне – сюда», - и с силой толкнула Эми в бок. Ежиха упала, а когда встала, увидела, что лежит на поляне возле Магического круга. К ней тотчас же подбежала Хантер, помогла подняться и спросила:
- Эми! Почему ты одна?
- Cоник... Он остался там...

URL
2007-11-29 в 20:21 

Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
9) Осложнения.
Последние два дня прошли для острова Ангелов тихо и спокойно. Даже на небе – ни облачка! Лёгкий и приятный ветерок шаловливо копошился в зелени и приятно ласкал щёки. Щадящие солнечные лучи светили более приглушённо, отчего не было той жары, которая обычно царит здесь в июле месяце. Июль ведь уже прошёл... Да, лето подходило к концу. И в эти последние деньки оно пыталось оставить о себе наилучшее впечатление, чтобы запомниться тёплым и ласковым и быть долгожданным. Наклзу нравилась такая погода, и он целыми днями валялся на травке и вдыхал сладковатый аромат отцветающей флоры. Ему казалось, что жизнь снова вернулась в своё обычное русло, что всё уже позади, что теперь уже никто и ничто не может нарушить драгоценный покой. Бедный, он же не знал, что это – затишье перед бурей...
Всё началось на третий день. Наклз проснулся оттого, что вместо запаха цветов в воздухе витал другой, от которого появлялась тошнота. Только из особой вежливости можно было сравнить его с ароматом ботинка рабочего-ударника, который служил этому трудоголику верой и правдой лет двадцать, не меньше, или с благоуханием ноги, которая всё это время в нём обитала. Терзаемый сомнением, Наклз стащил с себя носок, понюхал и, зашатавшись, понял, что всё-таки вонища была не такая. Вернув носок на прежнее место, ехидна, догадавшийся, что добра ждать нечего, встал прямо перед изумрудом, загораживая его собой, и выставил вперёд кулаки. Так продолжалось минут пять, и Наклзу, ожидавшему драки, такая перспектива не нравилась. Тем более смрад стал усиливаться, и от него слезились глаза.
- Да кто здесь развонялся? – громогласно рявкнул хранитель, - посмотри мне в глаза!!! - Вместо ответа перед ним начало сгущаться чёрно-серое туманное облако, которое никак не могло приобрести конкретной формы и всё время перетекало из одной плоскости в другую.
«Да, такому посмотришь в глаза...» - грустно подумал ехидна, одновременно прикидывая, как же можно справиться с туманом. Внезапно среди беспокойного облака прямо по центру обозначился одинокий красный глаз, взглянув в который, ехидна застыл на месте.
«Чёрт, я не могу пошевелиться! – досадовал Наклз. Хотя «досадовал» - это мягко сказано. – Пусть лучше он сменит тактику! Хоть что, но лишь бы я мог атаковать!!»
Одноглазое облако подчинилось.
В первую секунду Наклз... не заметил ничего. Но потом, решив набрать полную грудь воздуха, чтобы атака была более успешной, понял... что не может это сделать. Ехидна пытался сделать вдох, но воздух не доходил до лёгких, а проваливался в какую-то чёрную дыру, находящуюся, наверное, в трахеях. Но хранителя в эту минуту, точнее секунду меньше всего волновал вопрос, где находится оная дыра... Дышать, дышать! Наклз схватился обеими руками за грудь и бессильно повалился на землю... Увидев, что атака прошла успешно, недоброжелатель двинулся прямо на изумруд, но был остановлен окриком.
- Вот тебе кукиш!
Одноглазое чудо и впрямь увидело перед собой кукиш. От неожиданности Древний забыл о контроле над дыханием Наклза, и тот, жадно глотая воздух, встал на ноги и прыгнул между изумрудом и нарушителем спокойствия.
- Пошёл вооон!!!! – завопил ехидна что есть мочи, то есть на сколько хватало воздуху, потому что дыхание у него ещё не нормализовалось полностью. Одноглазый послушно растворился в воздухе. После этого Наклз перевёл взгляд в сторону и увидел Эклипс, которая всё ещё не разжала кукиш.
- Эклипс? – удивился хранитель. – А ты что здесь делаешь?
Дикарочка помахала перед носом ехидны сидюшником, батарея которого была почти полностью заряжена.
- Ты что, от изумруда плеер заряжаешь? – удивлённо спросил ехидна.
- Нет, блин, пластмассовые какашки пересчитываю! Кстати, давно хотела спросить: а здесь есть специальное помещение под туалет? А то в алтарях обычно такового не наблюдается...
- Нет.
- А тогда как...
- Понимаешь, - нервно ответил Наклз. Ему ужасно хотелось сменить тему. – Остров Ангелов – это как бы один большой сортир.
После непродолжительного молчания до Наклза, наконец, дошло, какую кощунственную фразу он только что изрёк, и ехидна безнадёжно пытался исправить положение.
- Нет, я не то хотел сказать!
- Не – не, как раз всё правильно!
- Как хранитель, я официально заявляю, что...
Эклипс нагло перебила его:
- Что если остров – сортир, то я – дежурный по горшкам!
- Замолчи сейчас же, или я за себя не ручаюсь!
- Вот тебе и благодарность! – Эклипс типа сменила тему.
- За что?
- За изумруд.
- Это я его спас, а не ты!
- Вот как? – Эклипс начала загибать пальцы, перечисляя свои подвиги, - Я показала кукиш, сама же была и спонсором показа, а ты только акустику испортил!
- По крайней мере, это после моей реплики Древний обратился в бегство!
Так это или нет, оппонентам не суждено было выяснить, потому что прямо перед ними выросло шесть скоплений неизвестного вещества, которые начали изменяться в пространстве...
Джевел сидела на поляне одна. Она в первый раз за последний месяц вышла из лаборатории, чтобы просто прогуляться. Киска здорово похудела. Под глазами появились мешки. Было видно, что она недоедает и недосыпает. Времени она зря не теряла: киска осуществила свою заветную мечту. Теперь после того, как она защитила докторскую по биологии, учёные мужи признали, что глупость блондинок – миф, и стали наименовать данную светловолосую кису не иначе, как Доктор Пусси. Но не докторская диссертация вымотала новоявленного официального учёного. Джевел уже месяц как работала над каким-то проектом в своей лаборатории. Скажу только, что он назывался «Affected-Em». (Может, кто-то уже догадался, на что отважилась эта смелая киска). Решив передохнуть, Джевел отправилась именно на ту поляну, где встретила Соника. Нет, Соник здесь действительно ни при чём. Дело в том, что на этой поляне растут самые красивые цветы. Доктор Пусси, нет, Джевел сидела напротив куста шиповника, да-да, того самого, и любовалась им. Блокнот, который она вечно носила с собой, сейчас лежал в стороне, а карандаш и вовсе затерялся в траве.
- Привет, Джевел! – послышался тоненький детский голосок, а рядом – «Чао, чао!»
- Привет, Крим! А что ты здесь делаешь?
- Я решила нарвать цветов и сплести из них огромный венок! А ты?
- Просто отдыхаю.
- Какой красивый кустик! – Крим показала пальцем на шиповник, дотронулась до него и отдёрнула руку. – Ай, какой колючий! Наверное, это плохой цветок!
- Да, колючий. Голыми руками его не возьмёшь. Но это только защита, которая очень нужна в наши дни. А под шипами скрывается очень чувствительная и ранимая натура... Прям, как Соник.
- Почему? – спросила Крим, не поняв перехода и от удивления захлопав глазками.
- Секрет противоречивого характера Соника прост. Дело в том, что в нём одновременно уживаются две личности: Супер-ёжик и, скажем, просто Соник Хейджхог. Первого пронять не так-то просто. Он отлично знает эту жизнь и уже успел подмять её под себя. У него почти нет чувств, так как это невыгодно, мыслит логически. Второй же – полная противоположность первому. Он подвержен случайным чувственным порывам, минутным настроениям, плохо противостоит психологическому давлению. Имеет слабую психику. Только обычно второй сидел где-то очень далеко и глубоко, за первым, и находился в спящем состоянии.
- А теперь? – спросила девочка, не готовая к такой информации и так и не разобравшаяся в ней до конца.
- Теперь он проснулся.
- А кто его разбудил?
- Хантер. Не знаю, как это у неё получилось, но факт остаётся фактом: чисто случайно она сделала то, что Эми пытается совершить уже долгие годы. И мне страшно.
- Почему?
- Потому, что я не знаю, что будет, если тот второй возьмёт верх над первым...
Разговор прервал звук мотора и крик Тэйлза:
- Джевел! Крим!
Самолёт приземлился на поляне, случайно наехав на шиповниковый куст и сломав его.
- Тэйлз, что случилось?
Из самолёта высунулась Эми.
- Беда на острове Ангелов!
- Адита почуяла плохую энергию, - добавил голос Соника, донёсшийся из хвостовой части Х-Торнадо.
Джевел схватила блокнот и прыгнула в кабину рядом с Эми. Самолёт взлетел ввысь и оставил Крим и Чиза на поляне. Девочка поправила колючие ветки, подставила палочку, зарыла её в землю, оторвала лоскуток от платья и привязала им шиповник к опоре. Желания рвать цветы заметно поубавилось. Чиз тоже пищал без прежнего энтузиазма.
- Хоть бы всё было хорошо! – сказала Крим. Она не хуже Адиты чувствовала, что с камнем что-то не так.

URL
2007-11-29 в 20:22 

Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
8) Ежи.
Перенесёмся немного назад во времени, начиная с того момента, как Соник и Эми пропали в Йог-Сотхотхе. Хантер упала на колени и начала вглядываться в круг, из которого больше не исходил красный свет. Потом она вновь взяла в руки книгу магии и стала искать заклятие, которое может ей помочь. Но такового не было. Гиена со злостью отшвырнула книгу в сторону и стала перебирать все известные ей заклятья, чтобы добиться хоть какого-то эффекта. Но ничего упорно не происходило, врата Йог-Сотхотх не открывались вновь. Даже Азатота, Их повелителя, она призвать не смогла. Отчаявшись, Хантер тяжело вздохнула и тупо уставилась в землю, решив ждать здесь, пока ситуация не переменится. Не важно, в какую сторону – лишь бы она смогла открыть Врата. Это ужасно – знать, как помочь, хотеть помочь и быть лишённым возможности это сделать. Конечно, Эклипс бы сказала, что самое ужасное – это когда стоишь на посту или сидишь в засаде, а тебе приспичило... Тяжёлое молчание было прервано голосом, которого Хантер никак не ожидала. «Неужели?..»
- Что, доигралась?
Гиена обернулась. Её догадка оказалась верной. Она не заметила, как и когда появился Шэдоу, но факт был налицо: ёж стоял перед ней и мерил её взглядом. Не возможно было понять, то ли это жалость, то ли презрение, то ли что-либо ещё...
- Дилетантские эксперименты с вратами обычно и заканчиваются чем-то подобным, так что ничего удивительного.
- А ты можешь открыть их сейчас?
- Без изумрудов – нет. А они, как известно, на острове Ангелов.
- У меня тоже есть один, - сказала гиена и протянула Шэдоу чёрный камень. Тот взял его и осмотрел с нескрываемым любопытством.
- Странно... Если судить по энергии, то камень настоящий... Удивительно то, что даже я, как совершенная форма жизни, не знал об этом... А откуда он у тебя?
- Длинная история. Расскажу после того, как ты откроешь коридор.
- Сейчас, минутку! Запомни: главное - не наличие изумруда, а умение им пользоваться!
Но сколько бы Шэдоу не пытался, эффект был тот же, что и у Хантер.
- Надо же, какой мощный барьер! – сказал ёж, вытирая пот со лба и возвращая изумруд хозяйке. – Надеюсь, ты сможешь применить его в других целях. – Ёж собрался уходить.
- Подожди. Кстати, о других целях: я хотела попросить тебя о помощи.
- Какой именно? – спросил Шэдоу, но без энтузиазма.
Хантер вкратце рассказала ему Таинство гармонии.
- Я подумаю, – ответил Шэд. В его голове проносились мысли: «Да, вообще-то, судя по тому, что рассказывает Хантер, она права. Но мало ли что можно ожидать от чёрной ведьмы. Хотя похоже на то, что эта гиена говорит правду... С другой стороны, потеря изумрудов лично мне не выгодна...»
- Не беспокойся, я в долгу не останусь, - заверила его гиена. Она уже давно придумала, как отблагодарить ежа. И эта мысль очень ей нравилась, тем более что для осуществления данного плана всё было уже продумано.
Шэдоу недовольно посмотрел на неё и сказал:
- Будешь лезть в мои мысли – точно не соглашусь.
Слегка обиженный ёж развернулся и пошёл прочь, постепенно растворяясь в воздухе по мере удаления от Хантер. В тот момент, когда его силуэт окончательно скрылся из виду, из Магического круга вывалилась Эми.
Вернёмся к Сонику. Ёж закончил изучения документа, где решалась судьба Хантер, и развернулся, чтобы пойти вслед за давно ушедшими Эми и Адитой, но путь ему преградили какие-то бесформенные существа, больше похожие на сгустки эфира. Соник не испугался. Напротив, небольшое количество адреналина в крови ему даже нравилось. Когда одна из странных фигур перешла в наступление, а именно перетекла поближе, Соник свернулся в клубок и на высокой скорости прошил врага насквозь. Но образовавшееся отверстие тут же затянулось, и от дыры след простыл... Синий ёжик понял, что таким образом Их не одолеть. Напротив, проникновение через Его тело причинило вред самому Сонику: вещество, из которого состояло тело Древнего, имело щелочную среду, поэтому ужасно разъедало кожу. Древние сомкнулись вокруг ежа плотным кольцом, которое всё сжималось и сжималось...
«Всегда есть решение... Всегда есть решение... – думал Соник. – Нужно только найти его. Что говорила Адита? Это только иллюзия, поэтому я могу изменить ситуацию в лучшую для себя сторону. Если я не могу избавиться от Них, пусть мне поможет тот, кто способен на это!»
После того, как Соник подумал это, рядом с ним возник зелёный мальчик в тоге. Увидев его, Древние бросились врассыпную, а их уродливые лица стали ещё более отталкивающими. Мальчик повернулся к Сонику лицом, засмеялся, потом хлопнул в ладоши, и после этого прямо в воздухе образовалась своеобразная «дверь», за которой виднелась известная ежу поляна. Соник хотел поблагодарить неизвестного мальчика, но прежде, чем он успел раскрыть рот, ребёнок растворился в воздухе. Ёж пожал плечами и последовал в магическую «дверь». Когда он вышел на поляну, его ждали Эми и Хантер.
- Соник!!! – закричала Эми и бросилась обниматься, - Я так за тебя волновалась! Какое счастье, что ты жив!
- Спокойно, Эми, всё нормально... – Кряхтя, ответил ёж.
- Адиту видел? – спросила Хантер.
- Да! – в один голос ответили ежи.
- Она вернулась, - продолжил Соник.
Хантер резко развернулась, схватила свою книгу и побежала.
- Какая она чёрствая! – сказала Эми, нахмурившись.
- Может, дело в том листочке, который взяла Адита... – предположил Соник.
- И вечно ты её выгораживаешь! – обиженно сказала Эми. – А она ведь на тебя даже и не смотрит!
- А почему? – Соник, задавая этот вопрос, так посмотрел на Эми, будто она и вправду знала ответ, но по какой-то причине держала его в тайне.
- Почему, говоришь? – зло огрызнулась ежиха. – А потому что ты грубиян!!
Обиженная Эми побежала прочь, а Соник не знал, стоит догонять её или нет.
В конце концов он побрёл в совершенно другую сторону. Ему вдруг стало интересно, почему Эггман так долго не даёт о себе знать. Когда он пришёл на то место, где должна быть база, то увидел следующую картину: посреди ландшафта красовалась огромная яма. И всё! Как будто база провалилась под землю. Соник прыгнул в эту яму, которая оказалась довольно глубокой, но с покатыми склонами, то увидел на полу и на стенках остатки мерзкой слизи.
Вот так Они устраняют конкурентов...
Вряд ли злодей погиб вместе со своими роботами. Скорее всего, он теперь находится Там, где недавно побывали Эми и Соник, и бесконечно блуждает из пространства в пространство...
- Адита! Ади-ита! – кричала гиена.
Крыса развернулась и увидела Хантер, которая мчалась ей навстречу. Лицо гиены, обычно не богатое на эмоции, было очень взволнованно.
- Адита!!!
- Что ты так кричишь, Хантер? – спросила знахарка. – Аль случилось чего?
- Адита, ты запечатала коридор, через который выходила?
- Нет... – тихо ответила крыса, которой тоже стал передаваться испуг Хантер.
- Так Они же теперь возвратятся!
- Знаю... – ещё тише ответила Адита. Она поняла, что только что поставила под угрозу жизнь на Мобиусе... Одно лечишь – другое калечишь.


URL
2007-11-29 в 20:25 

Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
9) Осложнения.
Последние два дня прошли для острова Ангелов тихо и спокойно. Даже на небе – ни облачка! Лёгкий и приятный ветерок шаловливо копошился в зелени и приятно ласкал щёки. Щадящие солнечные лучи светили более приглушённо, отчего не было той жары, которая обычно царит здесь в июле месяце. Июль ведь уже прошёл... Да, лето подходило к концу. И в эти последние деньки оно пыталось оставить о себе наилучшее впечатление, чтобы запомниться тёплым и ласковым и быть долгожданным. Наклзу нравилась такая погода, и он целыми днями валялся на травке и вдыхал сладковатый аромат отцветающей флоры. Ему казалось, что жизнь снова вернулась в своё обычное русло, что всё уже позади, что теперь уже никто и ничто не может нарушить драгоценный покой. Бедный, он же не знал, что это – затишье перед бурей...
Всё началось на третий день. Наклз проснулся оттого, что вместо запаха цветов в воздухе витал другой, от которого появлялась тошнота. Только из особой вежливости можно было сравнить его с ароматом ботинка рабочего-ударника, который служил этому трудоголику верой и правдой лет двадцать, не меньше, или с благоуханием ноги, которая всё это время в нём обитала. Терзаемый сомнением, Наклз стащил с себя носок, понюхал и, зашатавшись, понял, что всё-таки вонища была не такая. Вернув носок на прежнее место, ехидна, догадавшийся, что добра ждать нечего, встал прямо перед изумрудом, загораживая его собой, и выставил вперёд кулаки. Так продолжалось минут пять, и Наклзу, ожидавшему драки, такая перспектива не нравилась. Тем более смрад стал усиливаться, и от него слезились глаза.
- Да кто здесь развонялся? – громогласно рявкнул хранитель, - посмотри мне в глаза!!! - Вместо ответа перед ним начало сгущаться чёрно-серое туманное облако, которое никак не могло приобрести конкретной формы и всё время перетекало из одной плоскости в другую.
«Да, такому посмотришь в глаза...» - грустно подумал ехидна, одновременно прикидывая, как же можно справиться с туманом. Внезапно среди беспокойного облака прямо по центру обозначился одинокий красный глаз, взглянув в который, ехидна застыл на месте.
«Чёрт, я не могу пошевелиться! – досадовал Наклз. Хотя «досадовал» - это мягко сказано. – Пусть лучше он сменит тактику! Хоть что, но лишь бы я мог атаковать!!»
Одноглазое облако подчинилось.
В первую секунду Наклз... не заметил ничего. Но потом, решив набрать полную грудь воздуха, чтобы атака была более успешной, понял... что не может это сделать. Ехидна пытался сделать вдох, но воздух не доходил до лёгких, а проваливался в какую-то чёрную дыру, находящуюся, наверное, в трахеях. Но хранителя в эту минуту, точнее секунду меньше всего волновал вопрос, где находится оная дыра... Дышать, дышать! Наклз схватился обеими руками за грудь и бессильно повалился на землю... Увидев, что атака прошла успешно, недоброжелатель двинулся прямо на изумруд, но был остановлен окриком.
- Вот тебе кукиш!
Одноглазое чудо и впрямь увидело перед собой кукиш. От неожиданности Древний забыл о контроле над дыханием Наклза, и тот, жадно глотая воздух, встал на ноги и прыгнул между изумрудом и нарушителем спокойствия.
- Пошёл вооон!!!! – завопил ехидна что есть мочи, то есть на сколько хватало воздуху, потому что дыхание у него ещё не нормализовалось полностью. Одноглазый послушно растворился в воздухе. После этого Наклз перевёл взгляд в сторону и увидел Эклипс, которая всё ещё не разжала кукиш.
- Эклипс? – удивился хранитель. – А ты что здесь делаешь?
Дикарочка помахала перед носом ехидны сидюшником, батарея которого была почти полностью заряжена.
- Ты что, от изумруда плеер заряжаешь? – удивлённо спросил ехидна.
- Нет, блин, пластмассовые какашки пересчитываю! Кстати, давно хотела спросить: а здесь есть специальное помещение под туалет? А то в алтарях обычно такового не наблюдается...
- Нет.
- А тогда как...
- Понимаешь, - нервно ответил Наклз. Ему ужасно хотелось сменить тему. – Остров Ангелов – это как бы один большой сортир.
После непродолжительного молчания до Наклза, наконец, дошло, какую кощунственную фразу он только что изрёк, и ехидна безнадёжно пытался исправить положение.
- Нет, я не то хотел сказать!
- Не – не, как раз всё правильно!
- Как хранитель, я официально заявляю, что...
Эклипс нагло перебила его:
- Что если остров – сортир, то я – дежурный по горшкам!
- Замолчи сейчас же, или я за себя не ручаюсь!
- Вот тебе и благодарность! – Эклипс типа сменила тему.
- За что?
- За изумруд.
- Это я его спас, а не ты!
- Вот как? – Эклипс начала загибать пальцы, перечисляя свои подвиги, - Я показала кукиш, сама же была и спонсором показа, а ты только акустику испортил!
- По крайней мере, это после моей реплики Древний обратился в бегство!
Так это или нет, оппонентам не суждено было выяснить, потому что прямо перед ними выросло шесть скоплений неизвестного вещества, которые начали изменяться в пространстве...
Джевел сидела на поляне одна. Она в первый раз за последний месяц вышла из лаборатории, чтобы просто прогуляться. Киска здорово похудела. Под глазами появились мешки. Было видно, что она недоедает и недосыпает. Времени она зря не теряла: киска осуществила свою заветную мечту. Теперь после того, как она защитила докторскую по биологии, учёные мужи признали, что глупость блондинок – миф, и стали наименовать данную светловолосую кису не иначе, как Доктор Пусси. Но не докторская диссертация вымотала новоявленного официального учёного. Джевел уже месяц как работала над каким-то проектом в своей лаборатории. Скажу только, что он назывался «Affected-Em». (Может, кто-то уже догадался, на что отважилась эта смелая киска). Решив передохнуть, Джевел отправилась именно на ту поляну, где встретила Соника. Нет, Соник здесь действительно ни при чём. Дело в том, что на этой поляне растут самые красивые цветы. Доктор Пусси, нет, Джевел сидела напротив куста шиповника, да-да, того самого, и любовалась им. Блокнот, который она вечно носила с собой, сейчас лежал в стороне, а карандаш и вовсе затерялся в траве.
- Привет, Джевел! – послышался тоненький детский голосок, а рядом – «Чао, чао!»
- Привет, Крим! А что ты здесь делаешь?
- Я решила нарвать цветов и сплести из них огромный венок! А ты?
- Просто отдыхаю.
- Какой красивый кустик! – Крим показала пальцем на шиповник, дотронулась до него и отдёрнула руку. – Ай, какой колючий! Наверное, это плохой цветок!
- Да, колючий. Голыми руками его не возьмёшь. Но это только защита, которая очень нужна в наши дни. А под шипами скрывается очень чувствительная и ранимая натура... Прям, как Соник.
- Почему? – спросила Крим, не поняв перехода и от удивления захлопав глазками.
- Секрет противоречивого характера Соника прост. Дело в том, что в нём одновременно уживаются две личности: Супер-ёжик и, скажем, просто Соник Хейджхог. Первого пронять не так-то просто. Он отлично знает эту жизнь и уже успел подмять её под себя. У него почти нет чувств, так как это невыгодно, мыслит логически. Второй же – полная противоположность первому. Он подвержен случайным чувственным порывам, минутным настроениям, плохо противостоит психологическому давлению. Имеет слабую психику. Только обычно второй сидел где-то очень далеко и глубоко, за первым, и находился в спящем состоянии.
- А теперь? – спросила девочка, не готовая к такой информации и так и не разобравшаяся в ней до конца.
- Теперь он проснулся.
- А кто его разбудил?
- Хантер. Не знаю, как это у неё получилось, но факт остаётся фактом: чисто случайно она сделала то, что Эми пытается совершить уже долгие годы. И мне страшно.
- Почему?
- Потому, что я не знаю, что будет, если тот второй возьмёт верх над первым...
Разговор прервал звук мотора и крик Тэйлза:
- Джевел! Крим!
Самолёт приземлился на поляне, случайно наехав на шиповниковый куст и сломав его.
- Тэйлз, что случилось?
Из самолёта высунулась Эми.
- Беда на острове Ангелов!
- Адита почуяла плохую энергию, - добавил голос Соника, донёсшийся из хвостовой части Х-Торнадо.
Джевел схватила блокнот и прыгнула в кабину рядом с Эми. Самолёт взлетел ввысь и оставил Крим и Чиза на поляне. Девочка поправила колючие ветки, подставила палочку, зарыла её в землю, оторвала лоскуток от платья и привязала им шиповник к опоре. Желания рвать цветы заметно поубавилось. Чиз тоже пищал без прежнего энтузиазма.
- Хоть бы всё было хорошо! – сказала Крим. Она не хуже Адиты чувствовала, что с камнем что-то не так.

URL
2007-11-29 в 20:25 

Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
10) «Каменный гость».
- А в нашем лесу большеротых бьют!
- Замолчи, хуже будет!
- Да хуже уже некуда!
Действительно, шесть древних были куда хуже, чем один! Но Клюша ошиблась: хуже было куда! Рядом с шестью чёрными сгустками материи появился один красный, превосходящий их в объёме и, как выяснилось, в статусе. В отличие от предыдущего нападения, Древние не атаковали первыми. Они ждали.
- Чёрт, чего они стоят? – злился хранитель. – И что теперь делать?
- Постоим тоже, - оптимистично сказала Вайлдкэт. – По-моему, это лучше, чем драться с тем, что даже потрогать проблематично.
То, что было проблематично потрогать, задвигалось и приняло сферическую форму, только красный сгусток остался недвижим. Чёрно-серые «мячики» покатились в сторону Наклза и Эклипс. Сначала они ехали медленно, потом всё быстрее и быстрее... Атакуемые машинально отскочили, когда шары пролетели прямо над их головами, а те, воспользовавшись случаем, построились вокруг изумруда Хаоса, слившись в единую сферу, содержащую изумруд внутри себя.
- Просто замечательно!! – отреагировал на это Наклз.
- Прикольный шарик, - сказала Клюша.
В это время красный сгусток материи начал трансформироваться. Он распался на более мелки части субстанции, которые тоже приняли сферическую форму, а сверху с хрустом покрылись плотной оболочкой. Они начали на бешеной скорости летать вокруг чёрной сферы, изолируя её таким образом от постороннего вмешательства.
Небо стало постепенно заволакивать тучами. Солнце скрылось за ними, и становилось очень темно. В небе то и дело происходили электрические разряды, напоминающие грозовые, только молнии не возникали внезапно и не тянулись к земле, а непрестанно копошились там, в небе, среди свинцовых туч.
- Я это в ужастиках видела, - прошептала Эклипс.
Наклз молчал. Отчаянно соображая, что предпринять в связи с таким поворотом событий, ехидна никак не мог разработать нужную стратегию. В конце концов, он выставил кулак вперёд и приготовился к удару. Эклипс преградила ему дорогу.
- Стой! Гляди, как красные вращаются! Там же, как в вентиляторе: сунешься – изрубит на куски! А я против.
Наклз и сам не был сторонником перспективы быть шинкованным, как лист салата. Но другого плана у него не было. Отстранив пантеру, ехидна кинулся в центр событий, но тут же, поколоченный, отлетел в сторону. Не взирая на предостережения Эклипс, Наклз вновь поднялся на ноги и повторил попытку. Она оказалась такой же результативной, как и предыдущая.
- Я не отдам вам изумруд!! Не отдам, слышите!!! – кричал хранитель, кидаясь на Древних в третий, четвёртый и пятый раз. На шестой сил уже не хватило. Наклз уже просто полз по земле в Их сторону, истекая кровью тихонько повторяя «не отдам!». Эклипс не зная, как остановить виновников происшедшего и происходящего, просто выкатила свой мотоцикл, на котором, собственно, и прилетела, взвалила обессилевшего Наклза на заднее сиденье, завела мотор и улетела в неизвестном направлении. Как раз ей навстречу двигался самолёт.
- Хоть Соник здесь. Слава Богу! – подумала Клюша, подбавив газу и скрывшись вместе с Наклзом из поля зрения.
Соник, стимулируемый кольцом, уже мчался «на всех ногах». Но пробить шар из древних ему не удалось, как и Наклзу, хотя первый прошёл намного глубже, чем второй, и не сразу был выброшен вертушкой красных шариков. И снова на коже появились маленькие следы щелочных ожогов. Прежде, чем ёж бросился в повторное нападение, Джевел взяла пробу едкого вещества, поразившего кожный покров Соника.
Вторая попытка ежа снова оказалась безрезультатной. Ну, если не считать того, что в воздухе появился восьмой Древний грязно-коричневого цвета. Этот был точно сделан из камня, причём очень твёрдого. При помощи второго кольца, вовремя предоставленного Тэйлзом, синий ёжик кинулся на врага, пробив в нём четыре отверстия. Но... через пару секунд они заполнились новой порцией породы. «Каменный гость» размахнулся и дал сверхзвуковому ежу с правой. Удар был достаточно сильный и точный, поэтому Соник полетел куда-то за пределы острова Ангелов. Тэйлз вовремя среагировал и полетел спасать своего лучшего друга.
- Я тебе покажу, как бить Соника!!! – раздался гневный голос Роуз. – Ты у меня ответишь!
Ежиха полетела на коричневого врага, но, как можно было догадаться, атака провалилась. В отличие от Соника, Эми не получила оплеуху, а просто была галантно убрана с дороги, типа «не лезь».
- Так не на врагов нападают, а зарплату требуют! – съязвила Руж, которая когда-то успела появиться на острове. Неподалёку маячила фигурка чёрного ежа. Ещё дальше виднелась чуть заметная точка, напоминающая собой гиену. Летучая мышь поднялась в воздух, изобразила коловорот и попыталась просверлить «каменного гостя» насквозь. Ей это удалось, но при этом повторился печальный опыт Соника: дыра заросла сама собой. В игру вошёл чёрный ёжик. Он уже успел сбегать до Хантер и обратно, и теперь в руке Шэдоу, а точнее, Супер Шэдоу светился чёрный изумруд Хаоса. Бесстрашный ёж надвигался на Древнего. Но тот нисколько не выглядел испуганным. Наоборот, его уродливое подобие лица расплылось в ехидной улыбочке. Недруг щёлкнул пальцами, сжал кулак и вновь разжал его. На каменной ладони появилась стеклянная призма с неким красным светящимся кристаллом внутри.
«О нет, заземлитель!» - только и успел подумать ёж, как начал терять свои супер-способности. Он познакомился с такого рода субстанцией уже давно, но не думал, что встретится с ней вновь. Шэдоу бессильно рухнул на землю, выронив драгоценный изумруд. В это время, сопровождаемый побудительными возгласами Эми, Тэйлз уже вернулся на Торнадо вместе с Соником, который приготовился атаковать.
- Соник, подожди! – окрикнула его Джевел. Ёж приземлился на землю рядом с доктором Пусси, которая протянула ему склянку с распылителем.
- Что это?- поинтересовался ёж.
- «Царская водка». Смесь серной и азотной кислоты. Проанализировав состав неизвестного вещества, входящего в структуру Древних, я обнаружила щелочную среду. Кислота нейтрализует щёлочь, и проблем станет гораздо меньше.
- Понял.
- Только осторожно: химикаты не разбирают, где друг, а где враг.
- Понял.
- И не разбей.
- Понял.
- Используй экономно.
- Понял.
Понятливый ёж бросился в атаку, распыляя страшную смесь кислот. Конечно, серная кислота легко переходит в парообразное состояние, почему могла бы спокойно выжечь глаза, но мелкие её капельки хорошо адсорбировались на Их поверхности. После соприкосновения с кислотами субстанция исчезала. Это воодушевило всю команду: Руж, отчаянно работая крыльями, а Тэйлз – хвостами, распыляли царскую водку с высоты, стараясь не задеть при этом Соника, отчаянно драпающего посреди исчезающих Древних, и Шэдоу, который никак не мог прийти в себя после встречи с заземлителем. Даже Эми, и та бегала с маленькой баночкой.
Но Их становилось всё больше. Когда исчезали одни, их место занимал другие, всё более и более отвратительные. Соник и друзья не успевали, а у Джевел кончались реактивы...
На помощь подоспели сёстры-дьяволицы. Свит Темптейшн распыляла кислоту вместе с остальными, а Льюэрид Марс и Круэл Фрей дрались по-своему: Марс превращалась в огонь, а Фрей выбивала красные крутящиеся шарики около изумруда своими косичками. На поле битвы появилась Лунар Иллюжн. Изумруд на неё не действовал, потому что его влияние компенсировалось защитной оболочкой из Них, через которую в тот момент пыталась пробиться Фрей.
На миг сопротивление прекратилось. Все собрались вокруг Джевел, чтобы получить новые порции «царской водки», но в руке у киски виднелся только один маленький флакончик. Последний!
- Нужно опрыскать всех Их одновременно, тогда они больше не смогут появляться, - заключила киска.
- Джевел, дай его мне! – попросил Соник. – Я смогу распылить его во многих точках почти одновременно!
Доктор Пусси уже протянула было кислоту ежу, как раздалась фраза:
- Дай его мне, Джевел.

URL
2007-11-29 в 20:25 

Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
Все обернулись на голос. Он принадлежал Хантер, в руке которой светился чёрный изумруд, который обронил Шэдоу. Киска удовлетворила просьбу подруги. В тот же миг Хантер исчезла вместе с драгоценным реактивом. Послышался чей-то голос, сетующий на Джевел, Хантер и Древних. Но перебила его сама Хантер. Внезапно на земле образовался бугорок, который стал подниматься всё выше и выше, в конце концов, достигнув метровой высоты. Лишние куски почвы обсыпались, и выпуклость приобрела форму гиены с пробиркой в руках. Точно таким же образом по всей территории острова появились сотни подобных гиен. Все они разом выпустили жидкость из флакончиков, и нарушители и почти состоявшиеся похитители изумруда начали корчиться в предсмертных агониях.
- Смотрите, феминистка Хантер изобрела новый способ размножения! – донеслось сзади. Обернувшиеся увидели, как Эклипс балдеет от собственной фразы и как Наклз, весь в бинтах и повязках, изучает ситуацию на острове. Те же, кто продолжал следить за полем боя, заметили, как Джевел ринулась в центр событий, чтобы помочь Шэдоу выбраться.
Ёж лежал в полузабытье. Всё вокруг казалось ему смазанным и расплывчатым. И вдруг ему почудилось, из этого туманного пространства навстречу к нему выплывает... Мария! Ёжик широко раскрыл глаза от удивления, но через минуту его взгляд потух. Мнимые Машины черты плавно перетекли в фигурку Джевел. «А ведь как похожа! – думал совершенная форма жизни, пока его волокли на горбу, - Даже причёсочка такая же! Вот только глазки изумрудного цвета...»
Древние начали рассыпаться на куски, создавая мини-камнепад. Только «каменный гость», на которого не действовала кислота, остался стоять на месте, видимо, оценивая ситуацию.
Тучи на небе начали медленно рассеиваться.
- Все вышли из опасной зоны? – крикнул Соник. И вокруг «задакали».
- Смотрите! Лунар! – крикнула Фрей, переживающая за сестру сильнее всех.
Лунар Иллюжн действительно осталась там, где было опасно. Но не камни так взволновали Круэл Фрей: Те, чьи тела закрывали изумруд, исчезали, и на тело младшей из дьяволиц начали попадать лучи от камня. В тот момент, когда все посмотрели на Лунар, девушка завопила дурным голосом, попыталась вскочить и убежать, но было уже поздно... Соник и команда стали свидетелями того, как тело Лунар стало удлиняться, вытягиваться и изменять окраску. Вскоре дьяволица превратилась... в огромную зелёную змею с рогами на голове, притом ещё крылатую и одноглазую. Чёрный глаз чудища был стыдливо прикрыт. Из него стекла мутная слеза. Было видно, что Лунар ужасно нервничает.
- Раз уж так вышло, прихлопни его, - Марс указала на «каменного гостя».
Лунар, то есть чудовище размахнулось хвостищем и ударило Древнего, отчего тот рассыпался на куски подобно своим товарищам.
Тэйлз тревожно смотрел на модифицированную Лунар. «Нет, нет, что ты! – Я такая же, как все! Самая обыкновенная девушка на свете! – вспомнилось лисёнку. И потом, - Когда кто-то хоть на самую малость, но отличается от всех остальных, никто не пытается понять его натуру. Общество как бы выбраковывает беднягу. И его жизнь превращается в ад».
«Так вот почему она это сказала!» - заключил Тэйлз.
Чёрный луч коснулся тела змеи, и она вновь превратилась в Лунар. Свет исходил из восьмого изумруда, снова покоящегося в ладони Шэдоу. Ёжик помог дьяволице обрести стандартную форму.
- А изумруд... – заволновалась она.
- Уж я – то придержу его энергию, - пообещал Шэдоу, лукаво подмигнув младшенькой.
Все остальные вопросительно уставились на Лунар Иллюжн, требуя объяснений. Их не последовало ни через одну, ни через пять минут. Тогда речь начала Льюэрид Марс. Сначала она обратилась к виновнице сией ситуации.
- Теперь уже нет смысла скрывать, Лунар. – Экс-змея покивала головой. – Лунар – одна из нас. Она может менять свою форму под действием лунных лучей. То, что она проделывает подобные вещи от света изумруда, я узнала впервые. Но факт остаётся фактом.
- Лунар, почему ты сразу ничего не сказала? – спросил Соник. – Придумала какую-то аллергию...
- Я боялась, что вы будете ненавидеть меня... – из чёрных глаз девушки закапали слёзы.
- Какая разница, как ты выглядишь! – успокоил её синий ёж.
- Главное, что ты представляешь собой внутри! – добавил лис.
Все дружно обступили Лунар. Никто и не собирался упрекать, прогонять, а тем более ненавидеть её. Иллюжн снова заплакала. Только на этот раз от радости. Она не глядя обнимала всех подряд и звонко смеялась от счастья.
- Сюда!!! Скорее!!!
Все отвлеклись от Лунар и обернулись. На помощь звала Эми. Когда друзья прибежали к ней, то увидели, что на руках ежихи находится Крим. Крольчиха была без сознания. Никто не заметил, когда и как малышка попала на остров Ангелов, никто не знал, что она здесь делает.
- Крим! Очнись, Крим! – тревожно повторяла Эми.
Крольчиха огляделась. Тьма, тьма кругом! Ни движения, ни звука.
- Крим, иди сюда! – позвал далёкий голос. Малышка пошла на него и увидела, что посреди черноты прорисовывается крохотная светящаяся точка. Она двигалась ей навстречу. Вскоре точка превратилась в фигурку, которая впоследствии приобрела форму зелёного мальчика в тоге.
- Привет, Крим! – обратился к ней незнакомец. – Пойдём со мной.
- А кто ты? – спросила малышка.
- Я – Эмеральд, изумрудный мальчик. Да не бойся ты, - с улыбкой сказал он, хватая Крим за руку. Та подалась навстречу и пошла за ним.
- А куда ты меня ведёшь? – поинтересовалась Крим.
- В рай. – Сказал Эмеральд. – Там тебе будет очень хорошо.
- Но я не хочу, - крикнула девочка и выдернула руку. – У меня дела!
- Какие ещё дела? – удивился Эмеральд.
- Я должна помочь изумруду!
- Изумруд?! – возмущённо переспросил изумрудный мальчик и топнул ногой. – Снова этот изумруд!! А ты знаешь, сколько жизней было отдано за этот проклятый камушек?! А сколько судеб искалечено?!
Крим отрицательно помотала головой.
- Миллионы, нет, миллиарды. Этот камень – источник всех бед на планете! И ты хочешь помогать ему?
- Да.
- Точно?
- Да.
- Ну, смотри сама...
Мальчик щёлкнул пальцами, и незримая опора выскользнула из-под ног Крим. Девочка полетела куда-то вниз, во тьму вниз тормашками и... подскочила на руках у Эми.
- Где этот мальчик? – спросила она.
- Какой ещё мальчик? – в свою очередь поинтересовалась Эми.
- Изумрудный. Его зовут Эмеральд.
- Зелёный такой? В тоге? – сказал Наклз.
- Да. А ты его знаешь, Наклз? – спросила детка, на что хранитель ответил:
- Нет. Только видел один раз. И то мельком. Странный тип...
- Я тоже видел зелёного мальчика в тоге, - добавил Соник. – Только тот мне не представился.
- А почему ты видел его, а я нет? – спросила Эми, ревниво поглядывая на ежа, хотя причину её ревности найти было довольно сложно.
- Это произошло, когда ты ушла с Адитой. Помнишь, там, в странном мире?
- Ага. Он что, напал на тебя, этот мальчик?
- Напротив, помог.
- А меня он звал в рай, - тихонько вставила Крим.
- Не так уж он плох. По крайней мере, он не против нас, - прокомментировала Льюэрид Марс.
- То же самое я думаю о вас четверых, - совсем не в тему вставил Шэдоу, обращаясь к Марс. – Гораздо лучше, когда вы помогаете...
- А вы что, уже знакомы? – поинтересовался Соник, поочерёдно смотря на Шэдоу и дьяволиц.
- Встречались, - лениво ответил ёж. – Правда, совсем при других обстоятельствах.
- Должно быть, это интересно, - побудительно заметила Руж.
- Расскажи, расскажи! – заладила Роуз. И ёж, видимо, не хотевший распространяться об этом случае в его жизни, всё же поддался и начал повествование.
Шэдоу рассказал всё то же самое, что будет изложено ниже, только опуская наименее выгодные для себя моменты и разбавляя речь разнообразными словами – паразитами, придававшими повествованию разговорно-бытовой характер.

URL
2007-11-29 в 20:26 

Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
11) Трубопровод.
Давным-давно, а, если считать, то полтораста лет тому назад правительство постановило захоронить радиоактивные отходы в толще горной породы Поднебесного Хребта. Мол, на карте в этом районе заселённых мест не значится. Да мало ли, что на оной карте обозначено. Забыли-таки учёные мужи про маленькую деревушку у подножия этого хребта. «Горный народец» - так называли себя её жители. Смотрели они, да думали: чего же за работы на их земле ведутся. Смотреть-то смотрели, да что толку? Слухов понаплодили, а узнать – не узнали. Первое время никто ничего даже и не заметил... Но потом...
Многим жителям досталось от радиоактивного подарочка... Но настоящую его цену узнали тогда, когда в этой деревушке начали рождаться дети... Таких уродов ещё белый свет не видывал!
Вот и в одной ничем не выдающейся деревенской семье среднего достатка у молодой мамки родился сынок. Сам с вершок – голова с горшок. В прямом смысле! Зеленоглазенький. Вот только глаз у него был один, располагался посреди огромного бородавчатого лба, и веки смыкались не горизонтально, а вертикально. Пальцы у малыша были «музыкальные»: длинные и гибкие. Вот только на правой руке их было три, а на левой – два. Но это же мелочь! Да и сами руки были короткие – прекороткие. Как, впрочем, и ноги. Ввиду всего вышеперечисленного огромный горб на спине не так уж и сильно бросался в глаза. Мать, конечно, погоревала, попричитала. Но делать нечего. Пусть он не такой, как все, зато свой, родной, любимый!
Сызмальства мальчик имел тягу к науке. Родители выписывали ему дорогие научные журналы, покупали умные книги, а ребёнок читал их взахлёб. Мать смотрела на сыночка и не нарадовалась: пусть он и не красавец, зато какой умница! Наверное, вырастет – учёным станет...
А у чада были свои планы на этот счёт. Бедняга устал от постоянных насмешек и упрёков! Да, у его соседки-сверстницы локти сгибаются в другую сторону, у знакомого мальчика четыре глаза, да и те сетчатые. Но всё равно это не то, что у него! Парень завидовал всем. Даже своему шестирукому братишке! Второе «радиоактивное» поколение состояло из одних уродцев. Но среди всех них главным уродцем был именно он.
Зачем, спрашивается, мальчик изучал генетику? Уж не за тем ли, чтобы исправить свои дефекты? Нет, что вы! Повторяю, у чада были свои планы, злобные, страшные планы! Он уже в детстве решил построить гигантское орудие, с помощью которого он смог бы разом облучить весь мир, чтобы сделать потомство его жителей похожим на себя. Конечно, он мог бы развязать ядерную войну и добиться того же эффекта, но он не хотел никого убивать. Нет, смерть иногда бывает в радость! Пусть все вокруг мучаются, глядя на своих детей, а те в полном объёме прочувствуют то, что чувствует он. Планы будущего злодея зашли так далеко, что малыш придумал себе имя. Конечно, у него уже было имя, то, которое дали ему родители. Но оно никоим образом не отражало его сущности и не повлияло на дальнейшую жизнь. Мальчик назвал себя Serpent.
Так появился Доктор Серпент, величайший гений в области генетики и генной инженерии.
Шэдоу стоял на берегу кратерного острова. Жители Мобиуса прозвали его Островом Демонов из-за странных существ, обитавших в недрах спящего вулкана. В сущности, они были не исчадиями ада, а мутантами, созданными искусственным путём. Просто слишком уж много потустороннего, дьявольского присутствовало в их облике: рога, заострённые хвосты и холодный, мёртвый взгляд. Эти элементы были во внешности каждого «демона». Но не только это объединяло их: все мутанты были женского пола и имели чёрные глаза. Это делало их похожими на Ту, которую так горячо и так безответно любил их создатель. Времена «красавиц и чудовищ» давно прошли. Если они когда-нибудь и были... Вопреки сказкам, в реальной жизни вряд ли Мисс Мобиус, высокая черноокая шатенка, станет губить свою молодую жизнь рядом с последствием неудачного решения властей.
Ёж подошёл к подножию спящего вулкана, откуда выходила труба диаметром полтора метра. Все боялись её пуще смерти: именно отсюда выходили на свет очередные дьяволицы. Всё новые и новые... Сколько бы их не уничтожали, количество демонов, казалось, не убывало... Да и встреча с подобным мутантом сама по себе была равносильна смерти: когда девушка нападала на бедолагу, чтобы взять у него ткань на образец ДНК ля создания новых сестёр, она могла просто-напросто свернуть ему шею. Многие, многие храбрецы, пребывающие в постоянных поисках приключений и славы, отправлялись в адский трубопровод, но ни один из вошедших назад уже не выходил...
Шэдоу сунулся в трубу, но, не успев сделать и одного шага вперёд, выскочил наружу, зажав нос. Спертый воздух был пропитан смрадами гниения и разложения, которые вполне оправдывали дурную репутацию этих мест.
«Теперь понятно, почему сюда никого и силком не затащишь!» - подумал ёж и, сделав глубокий вдох и задержав дыхание, твёрдо и уверенно вошёл в проклятую трубу. Скоро воздушный запас кончился, и Шэдоу ничего не оставалось, как дышать местной атмосферой. Делал он это очень неохотно, через раз, но другого способа жить дальше не было.
«Последний раз в жизни занимаюсь альтруизмом! Всё, слово даю!» - с такими мыслями Шэдоу брёл неизвестно куда по лабиринту из труб. Временами откуда-то доносилось зловещее бульканье и клокотание. Но ёжик ничуть не боялся этого: что может случиться с совершенной формой жизни?! Поэтому Шэдоу был уверен в собственной победе и уже заранее предвкушал её.
Путь был достаточно длинный, и чёрному ежу уже порядком надоело бесконечное путешествие по проклятому трубопроводу, не знающему ни конца, ни края. Поэтому Шэдоу просто размахнулся и выбил отверстие в стенке трубы. Выйдя через него, он оказался в небольшой естественной пещере, освещённой слабым электрическим светом. В центре неё стоял некий прибор непонятного назначения, а вокруг него озабоченно бегал виновник заварушки, Доктор Серпент собственной персоной. Он так нежно, по-отцовски заботливо обихаживал машину, что за этим занятием не заметил появления нежданного гостя.
«М-да, это вам не Роботник!» - насмешливо подумал Шэдоу. И правда: когда ёж соглашался помочь по вопросу о мутантах, он представлял себе кучу опасностей, множество различных роботов, выполненных по последнему слову техники, уйму всевозможных препятствий и преград. А на деле что? – Уродливый старикашка и какая-то ржавая машина...
- Серпент! – начал ёж.
Доктор вздрогнул и, не оборачиваясь, пропел своим мерзким голоском:
- Девчата!
- Да, властелин! – послышалось со всех сторон. Тут же Шэдоу был окружён уймой дьяволиц, а на передний план вышли трое из них.
- Останемся только мы, - сказала старшая из троих, та, что стояла в центре. Её кожа была красного цвета. Дьяволица замахала рукой, и остальные мутанты удалились. – Он нам не соперник.
- Кто не соперник??!! – возмутился ёж. – Я не соперник??!! Да я же совершенная форма жизни!!!
- Да ну? – продолжала всё та же дьяволица, смерив Шэдоу взглядом чёрных глаз, весьма презрительным взглядом.
- Ну, я тебе!!! – Шэдоу завёлся не на шутку.
На помощь девочкам пришёл сам Серпент. Он вытащил из кармана рваного халата малюсенькую коробочку и кинул её красной дьяволице. Она зло посмотрела на Шэдоу, раскрыла коробочку и предоставила ему лицезреть её содержимое. Внутри находился красный светящийся кристалл, взглянув на который, Шэдоу почувствовал лёгкое головокружение.
- Что за штука? – спросил он, недоверчиво разглядывая кристалл.
- Заземлитель, - голосом победителя ответила дьяволица. – Пока он у меня, ты – обычный ёж.
- Я – совершенная форма жизни! – не поверил Шэд. – И никакие камушки меня не остановят!!!
Шэдоу перешёл в наступление, но тут же убедился, что красная мутантша была права. Все супер-способности, присущие исключительно совершенным формам жизни, как будто испарились. Заземлитель исправно выполнял свою работу.
«Ладно, я и так справлюсь, - успокаивал себя ёж. – Что мне стоит уложить на обе лопатки каких – то девчонок?»
Миф о женской слабости развеяла зелёная дьяволица. Она размахнулась одной из своих косичек и полоснула Шэдоу прямо по лицу. Ёжик взвыл от боли, но сдаваться не собирался. Он неоднократно пытался нанести удар, но прежде его снова подкашивала боль, причиняемая косичками зелёной мутантши. Она знала, куда нужно бить, чтобы эффект был максимальным. Шэдоу понял, что не справится, и юркнул в трубу. Нет, он не спасался бегством. Ёж решил завести зелёную монстриху куда-нибудь подальше в лабиринт из труб, а самому в это время незаметно вернуться.
Дьяволица помчалась за Шэдоу, а оставшиеся две подошли к Серпенту.
- Доктор, пора? – спросила красная.
- Пора, Марс, - ответил Серпент, нажав на одну из кнопок на машине, после чего у неё появились крошечные колёсики.
- Помощь нужна? – спросила голубенькая, та, что всё время молчала.
- У меня к вам особое поручение. Марс, Темптейшн! Придержите этого ежа, пока я не проверю своё изобретение на практике!
- Есть! – единогласно ответили обе и вошли в трубопровод.


URL
2007-11-29 в 20:27 

Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
- Свобода... – задумчивым полушёпотом сказала Марс. – Спасибо.
Остальные сёстры поблагодарили ежа вслед за ней. А Лунар Иллюжн даже повисела у него на шее. Потом дьяволицы ушли. В лаборатории стало тихо и пусто.
- Свобода... – Повторил Шэдоу вслед за Марс и, сжимая в ладони алую ленточку, пошёл прочь.

12) Как Клюши байк чинили.
После того, как Шэдоу закончил рассказ, все начали потихоньку разбегаться. Первыми исчезли дьяволицы. За ними – сам рассказчик и Руж, Соник же с Эми и Тэйлзом немного замешкались. Когда испарилась Хантер, никто не заметил, потому что все были увлечены историей Шэдоу, а к концу повествования гиены уже не было. Эклипс вскочила на свой байк, Джевел по привычке разместилась позади неё, и тут случилось непредвиденное... Мотоцикл не заводился. Джевел соскочила и принялась копаться в моторе. После пятнадцатисекундной паузы киска изрекла:
- Двигатель отказал!
На это дикая кошка ответила:
- Тебе?
Доктор Пусси не обратила внимания на подобную мелочь и принялась думать, что делать.
- Тебе помочь, Джевел? – заботливо поинтересовался Тэйлз.
- Спасибо, но, думаю, поломка небольшая, и я справлюсь сама.
- Но как ты будешь чинить без инструментов? – удивился лис.
- А у меня есть волшебная заколка! – Эклипс вытащила из причёски что-то маленькое и блестящее. – Многофункциональная!
В действительности же заколка была самая заурядная, но в руках дикой кошечки она превращалась во что угодно: мини-парикмахерскую, набор столярных инструментов, связку ключей и, наконец, в страшное оружие.
- Тэйлз, оставь мне инструменты, пожалуйста, - попросила Джевел, - а то у меня дурное предчувствие. – Киска косо поглядела на улыбающуюся Эклипс и неодобрительно покачала головой.
- Джев, не сердись! А то румяна отвалятся! – невинно ответила пантера.
Лисёнок закатил глаза, поставил тяжёлый ящик возле Джевел и удалился на Торнадо, прихватив с собой ежиную парочку. Обе кошки, и домашняя, и дикая, остались на острове Ангелов чинить антигравитационный мотоцикл и попутно скрашивать одиночество Наклза. Джевел трудилась исправно, а Эклипс заинтересованно рылась в ящике, оставленном лисёнком, и развлекалась, как могла. В конечном итоге доктор Пусси что-то неправильно сделала, и из двигателя повалили клубы чёрного дыма.
- Мать твоя гайка, отец твой шуруп! – закричала киска, обращающаяся, как видно, к мотоциклу.
- Мать его ты, если не забыла, - прокомментировала дикая кошка.
Джевел отряхнулась, поднялась на ноги и укоризненно посмотрела на подругу.
- А ты сама-то знаешь, как работает этот двигатель?
- Хочешь, расскажу? – уверенно ответила Клюша.
- Валяй! – одобрила Клуша.
- А можно своими словами?
- Валяй.
- Вжжж. Вжжж...
Наступило молчание. Джевел с убитой физиономией вновь засела за инструменты.
Прошло пять минут.
- Ску-учно! – протянула Экл в сторону Джевел.
- А ты не пробовала работать? – поинтересовалась она.
Эклипс пофигистски махнула рукой и процитировала:
- Работа не волк...
- А произведение силы на расстояние! – добавила умная киска и отвернулась, чтобы продолжить работу. Через пять минут она всё-таки повернулась к Эклипс, чтобы вновь воззвать её к труду.
- Может, всё-таки поможешь? Для приличия?
- Не мешай! – шёпотом перебила та. Эклипс сидела наверху одной из полуразвалившихся колонн, держа в одной руке молоток, а в другой – топор, и морщила лоб. – Я философствую!
Джевел недоумённо взглянула на подругу, потом на Наклза, который также заинтересовался, какие же умные мысли могут возникнуть в голове Эклипс, а затем снова перевела взгляд на кошку, требуя подробного отчёта об умственной деятельности.
- Смотрите, - начала Эклипс, демонстрируя аудитории предметы, которые держала в руках. – Молоток и топор! Казалось бы, простые инструменты, и нельзя сказать, что один из них – хороший, а другой – плохой. Но вот если тебе говорят «ты молоток», то это хорошо, а если «ты топор», то плохо. Ладно, это только начало! Если же в твой адрес сказано «ты рубишь» (ботву, например), это плюс, ну а если «ты забиваешь», то в большинстве случаев это минус. Тут же напрашивается аналог типа «ты косишь». Это понятно, но ежели проводить параллель с существительными, то интересно, как отреагирует собеседник, если ему сказать «ты серп»? – В знак того, что не имеет понятия по этому поводу, Эллипс развела руки в стороны, в результате чего молоток и топор, которые она держала, ударили по колонне, и та с треском развалилась, предоставив юному философу возможность упасть на каменные осколки.
- Клюша, если б тебе имплантировали жопу, то через неделю она бы тебя отторгла! – прокомментировала Джевел.
Наклз заулыбался.
- Думаешь, я дура? – вспылила дикая кошка, уставившись на Джев, как на врага.
- Количество ума – величина постоянная. А население растёт. Так что смирись.
- Я же не специально! – начала оправдываться пантера.

URL
2007-11-29 в 20:27 

Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
- Викки, Филс! – крикнул доктор. – Помогите мне выкатить эту штуку!
Из темноты возникли две фигурки. Викки, она же Wicked Angel, выглядела шестилетней девочкой. Её кожа была бирюзового цвета, сама же она одета в алое платьице чуть выше колена. На голове красовались два алых бантика. Филс, она же Beauty Filth, была женщиной лет тридцати. Кожа её окрашена в светло-коричневый цвет, а тело обтягивал закрытый купальник защитной окраски. На бедре висел огромный лазерный пистолет. Девочка и женщина взялись за машину доктора и по трубопроводу покатили её наверх.
Шэдоу, казалось, оторвался от погони. Дьяволицы с ужасными косичками не было видно. Тогда ёж окольными путями стал возвращаться обратно, в комнатку, где видел доктора Серпента. По пути он столкнулся с Темптейшн. Она не била его, подобно Фрей, а просто следовала по пятам и неустанно что-то шептала. Но Шэдоу уже был информирован о тактике этой дьяволицы. Он знал, что нельзя ни в коем случае слушать то, что она говорит, иначе коварная мутантша запутает, переубедит и заставит служить Серпенту. Поэтому Шэдоу, закрыв уши ладонями, бежал без оглядки и постоянно напевал какие-то песенки детсадовского уровня, читал стишки, болтал всякую ерунду, лишь бы заглушить шепоток Темптейшн. Вскоре дьяволица поняла, что ничего не выйдет, и отстала. Только Шэдоу облегчённо вздохнул, как за ним вновь появился «хвост». На этот раз обе дьяволицы, и Льюэрид Марс, и Круэл Фрей гнались за ним по пятам. Ёж бежал вперёд, туда, где видел Серпента. Но, пробегая мимо отверстия в трубе, которое сделал сам же, увидел, что ни доктора, ни машины там уже нет, и пустился куда глаза глядят. А глядели они строго вперёд. Чисто случайно Шэдоу выбрал именно то направление, куда действительно ушёл доктор.
Викки, Филс! – торжественно начал Серпент. – Запомните этот момент! Сейчас перед вами предстанет самая совершенная Сестра! (Всех мутантш он называл «Сёстрами»). Луна, находящаяся на небосклоне, поможет продемонстрировать способность, которой я её наделил!
Доктор нажал на кнопку, находящуюся на неком пульте дистанционного управления, и из недр машины появилась капсула, содержащая девушку.
- Встречайте: Лунар Иллюжн!
Дьяволицы затаили дыхание. Серпент приготовился нажать на следующую кнопку, чтобы освободить Иллюжн, но пульт был вырван из его рук прежде, чем доктор успел произвести данную манипуляцию.
- Не знаю, что ты затеял, Серпент, но тебе не удастся это сделать, - сказал Шэдоу, сжимая в руке пульт. Он стоял спиной к докторову шедевру и, разумеется, не имел счастья лицезреть его.
- А ты обернись – увидишь! – предложил Серпент.
Шэдоу с опаской повернул голову и замер, изучая обнажённую Лунар. Ёж не знал, отворачиваться ему в данной ситуации или нет: хотя по мерам приличия следовало бы сделать первое, Шэдоу решил, что случай исключительный, и вышеуказанными мерами можно пренебречь.
- Нравится? – спросил Серпент так заискивающе, как это делают детсадовцы, даря матери на восьмое марта собственноручно наклеенную аппликацию с восьмёркой и розочкой. Шэдоу не ответил. Доктор решил, что молчание – знак согласия, и не обиделся. Вместо этого он повернулся к Марс, Темптейшн и Фрей, которые уже прибежали и стояли рядом, и тихонько прошептал:
- Нужно вернуть пульт.
В голове красной дьяволицы возникла идея. Она поделилась своим планом с сёстрами, и те начали действия.
- Шэдоу, мы сдаёмся, - Начала Свит Темптейшн. – Что нам теперь делать?
Пока ёж поворачивался, Фрей пролетела сверху, ударом косички разбила стекло капсулы, что-то шепнула выпавшей оттуда Лунар и возвратилась, предварительно поддав ежу хорошего пенделя сзади.
- Значит, так? – вскипел ёж. – Ну я вам сейчас...
Он не успел договорить. Совершенную форму жизни перебил женский голосок сзади.
- Шэдоу, обернись...
Ёж повиновался и обомлел. Перед ним стояла Мария, купающаяся в лунных лучах.
- Шэдоу, я люблю тебя... И если ты относишься ко мне так же, то передай мне пульт...
Шэдоу не заставил себя упрашивать и сделал так, как велела девушка. После того, как пульт оказался в её руках, ёж почувствовал, как его скрутили. Кто-то сунул ему под нос огромный кристалл заземлителя, и Шэдоу ощутил ужасную слабость во всём теле. Он непонимающе смотрел на Марию. А она под действием лунных лучей начала изменяться и приняла облик той девушки, которая ещё недавно была в капсуле и которую с таким энтузиазмом разглядывал ёж. Рядом с ней обозначилась фигурка Серпента. Он обнял Лунар за талию, а она подалась к нему и, закрыв глаза, засмеялась.
Чёрный ёж потерял сознание.
Шэдоу очнулся прибитым к стене с помощью каких-то железных оков. Руки и ноги затекли, голова кружилась и болела, в душе осела какая-то горечь. Он начал вспоминать, как оказался здесь, и, когда дошёл до того момента, где Лунар перевоплотилась в Марию, ему стало грустно. Из памяти всплывали те картины, которые он тщетно пытался забыть. Но ёж не долго предавался воспоминаниям. Реальность взяла своё: ёж почувствовал ужасный зуд между лопаток, а возможности почесаться не было. Но это, как видно, была не самая ужасная проблема.
Шэдоу огляделся. Он находился в неком подобии тюремной камеры без окон, по углам которой были натыканы заземлители. Перед решётчатой дверью маячила малышка, которую Серпент назвал Викки. Она была приставлена сюда, чтобы воспрепятствовать Шэдоу, если вдруг он помыслит о побеге. Но таковой возможности ёж не видел, поэтому просто попытался поговорить со стражницей.
- Тебя зовут Викки, не так ли? – обратился ёж.
- Да, - коротко, но весьма дружелюбно ответила она.
- Значит, ты Виктория? – уточнил Шэдоу.
- Нет, - сказала девочка и захихикала. – Моё полное имя Виккед Энджел.
- Это тебя доктор так назвал?
- Да! – гордо ответила она. – Властелин говорит, что у девушек должны быть красивые имена. Поэтому почти у всех нас они двойные.
- Властелин... – протянул ёж. Ему не нравилось это слово по отношению к Серпенту, особенно в устах маленькой девочки. Неожиданно для себя он радикально переменил тему. – Выпусти меня.
- Не могу, - всё так же дружелюбно ответила Викки. – Доктор сказал, что будет лучше, если ты побудешь здесь.
- Но вдруг он неправ?
- Как так? – искренне удивилась девчушка. – Доктор всегда прав!
«Да, это действительно не Роботник! У этой девочки нет собственной воли. Серпент гораздо хуже, чем Роботник!» Шэдоу вновь отвлёкся от своих мыслей и заговорил:
- Скажи, Викки, а ты любишь доктора?
- Я не знаю... – протянула она.
- Не знаешь что? – не понял ёж.
- Не знаю, что такое любовь. Если доктор хотел бы, чтобы я это знала, то я бы это знала, а раз не знаю – значит, так оно и надо. Так лучше.
- А тебе самой не интересно?
- Нет. Если доктор не хочет, чтобы мне было интересно, значит это мне не нужно.
«Это бесполезно», - с грустью подумал ёж. Ему было искренне жаль Викки. И жаль себя. И Марию. Ах, Мария... Опять эти мысли, которые никак не удаётся вышвырнуть из головы!
Шэдоу вернули к реальности шаги, эхо от которых гулко раздавалось в коридоре. Перед Викки возникла Филс.
- Властелин сказал: сторожи его, не уходи и охраняй территорию, - Филс ткнула пальцем в Шэдоу и удалилась так же быстро, как и пришла.
- Что? – переспросила Викки, но ответа не последовало. Ёж понял, что это его шанс и, воспользовавшись тем, что девочка не расслышала приказа, пояснил:
- Доктор попросил тебя выпустить меня, освободить и провести в его лабораторию.
- Спасибо! – радостно поблагодарила Викки. Она запрыгала от счастья и принялась выполнять те указания которые дал ей Шэдоу. Ёж думал, что она откроет камеру ключом, но ключа у девочки не было, поэтому она, не меняя счастливой мимики, разогнула железные прутья решётки и, отряхнув алое платьице, проникла внутрь. Железные оковы она сняла тоже при помощи невероятной физической силы. Казалось бы, маленькая девочка – и что умеет! Через минуту она уже вела ежа по коридорам. Шэдоу смотрел на неё и думал: «Ведь я всё делаю правильно... Мне просто необходимо обмануть Викки, чтобы освободить мир от Серпента. Но всё-таки... так стыдно! Чёрт возьми, почему мне стыдно, если я прав?!» Викки послушно привела Шэдоу в главную лабораторию, где доктор проделывал опыты над Лунар Иллюжн. Её уже успели приодеть в светло-розовый открытый купальник. На голове бело-розовой девушки была какая-то железная каска с проводами, идущими к неким датчикам, замерявшим непонятно что, но что-то принципиально важное для Серпента. Чуть позади стояли три уже известных дьяволицы. А ещё дальше, у стен, сплошь усеянных камерами, подобными той, в которой только что находился Шэдоу, стояла целая армия из мутантш.
- Викки, почему здесь так жарко? – спросил ёж.
- А потому, - мило объяснила она, - что она находится прямо над кратером. Вулкан спящий, поэтому опасаться не стоит. Видишь большую яму посреди комнаты?
Шэд покивал.
- Там внизу бурлит лава. Туда не ходи.
«Именно туда я и хотел пойти!» – с иронией подумал ёж. После этого он вышел, чтобы его заметили, и громко произнёс:
- Кончай свои фокусы, Серпент! Тебе не победить меня!
Доктор обернулся. Он не ожидал появления Шэдоу. Положение было чрезвычайное: все заземлители остались в бывшей камере Шэдоу. Серпент начал рассеянно отдавать приказания.
- Марс, Фрей, Темптейшн, Лунар! Оставайтесь на месте! Все остальные – за мной!!!
Доктор решил, что массовая атака сломит ежа, и побежал на Шэдоу. Но случайно споткнулся и упал... в кратер. И Шэдоу стал свидетелем того, как сотни тысяч, нет миллионы девушек умирают в лаве только лишь потому, что их властелин неудачно споткнулся... В этот момент Шэдоу не чувствовал ненависти ни к одной из дьяволиц. Он пытался их удержать, хватал за что попадалось, но всякий раз девушка вырывалась и бросалась в яму вместе с остальными... Но вот последняя из них навсегда скрылась в кратере. Ёж опустил голову и закрыл глаза. Жаль... Они же не были виноваты в том, что не понимали, что хорошо, что плохо... Шэдоу почувствовал, что в его руке что-то есть. Разжав кулак, он увидел алую ленточку на ладони. Это всё, что осталось от Викки... Она совершила акт самоубийства вместе с остальными безвольными демонами...
- Ваш властелин мёртв, - обратился Шэдоу к оставшимся четырём сёстрам-дьяволицам. – Теперь вы свободны.



URL
2007-11-29 в 20:28 

Mar_Light
Хочется не фигни поменьше, а годноты побольше.
- Знаем мы вас! – отклонила подруга. – Когда в руках молоток, всё вокруг кажется гвоздями! Дай мне сей предмет, и всё сразу образуется!
- Не дам! – визгнула Клюша, прижав молоток к себе. На это Клуша ответила так:
- Чужого жалко. Сверхжадность!
- Не-ет! – протянула улыбающаяся Эклипс. – Сверхжадность – это когда испортишь воздух под одеялом и потом накроешься с головой!
Наклз тихонько захихикал и отвернулся. Джевел приняла эту усмешку на свой счёт.
- Ты бы лучше помог!
Наклз повернулся к кисе, и его лицо вновь приняло каменно-серьёзное выражение, через которое изредка, но пробивалась слабенькая улыбочка.
- У тебя тут на острове есть, чем руки вытереть? А то я как свинья.
- Это точно, - добавила Эклипс, сопровождаемая недовольным взглядом лучшей подруги. Ехидна удалился. Дикая кошка, оправившись после падения, начала приставать к домашней с претензиями.
- Джев, давай быстрее! А то у меня дома новая приставка...
- А у меня на даче старый суффикс! – недовольно буркнула Джев.
- А я даже радио забыла...
- Держи! – и киска кинула пантере приёмник с антенной.
- Спасибки, - ответила она и начала с огнём в глазах искать нужную волну. Когда, наконец, таковая обнаружилась, Джевел представился шанс увидеть, как оскверняется то, что проигрывает только лёгкий рок. Воздух наполнился плоскими шутками и идиотским смехом, источником которого была сама Клюша.
- Что это? – с каменным выражением лица спросила Джев. Эклипс досмеялась и ответила:
- Слушай, детка, радио «Кирпич»,
Если не ботаник и не бич.
Вместе с этим нашим «Кирпичом»
Все проблемы будут нипочём!
- Да, тут и о проблемах забудешь! – прокомментировала киса.
- Чего??!! – возопила поклонница данной радиостанции.
Назревающую ссору остановило внезапное появление Наклза. В руках ехидны была пачка чистых листов бумаги.
- Подойдёт? – спросил он у Джевел.
- Что, не запасся отвагой – запасись бумагой? – парировала Эклипс.
Злой Наклз кинул ношу неподалёку от киски и обиженно удалился. Кошки переглянулись. «На его месте я бы тебя убила», - дружелюбно заметила Джевел.
- Как мило, - ответила Клюша. – А, главное, по-товарищески!
На этом кошачья беседа окончилась. Следующие пятнадцать минут подруги провели молча. По истечении вышеуказанного времени Джевел с возгласом «всё!» вскочила на заднее сиденье и жестом пригласила Эклипс занять место перед собой. Во время прыжка у кошки задралась юбка.
- Ы, ы! А у тебя трусы в горошек! – заметила Клюша.
- Это лучше, чем горошек в трусах, - ответила Клуша, после чего подруги улетели с острова, оставив разобидевшегося Наклза придумывать план мщения.

URL
   

.::orangefiction::.

главная